Конкистадор shutterstock_295718549

 

 

В 1527 году 600 конкистадоров на пяти кораблях отправились в Новый Свет завоёвывать для испанской короны полуостров Флориду. Среди них был Кабеса де Вака, удивительные приключения которого вошли в золотой фонд истории географических открытий.

 Золото – страшная сила

Потрёпанная бурями испанская эскадра пристала к берегам Флориды в районе залива Тампа. Высадившись на сушу, завоеватели нашли в спешно покинутой индейцами деревне золотую погремушку. Разведчики, отправившиеся «в глубь неизведанной земли», в окрестных селениях обнаружили ещё несколько золотых изделий. Допрошенные индейцы объяснили пришельцам, что далеко на севере есть земля Апалаче, и там очень много таких же красивых вещей. Краснокожие лукавили, рассказывая испанцам сказки, им надо было, чтобы непрошенные гости поскорее убрались с их территории да ещё расправились бы с враждебным им племенем на севере.

Губернатор Нарваэс, недолго думая, приказал выступать. Прокурор Кабеса де Вака возражал: для большого похода у них слишком мало продовольствия, кроме того, вначале надо позаботиться о кораблях, найти для них безопасную якорную стоянку, но Нарваэс ничего не хотел слушать.

Триста человек отправились в путь по суше, имея на каждого по два фунта сухарей и по полфунта сала, а оставшиеся должны были двигаться на судах на север вдоль берега, пока не встретится удобная гавань.

Пятнадцать дней отряд конкистадоров шагал по пустынной и безлюдной земле, не встречая ни одного селения. Скудные припасы съели в первые же дни. Люди страдали от голода и усталости, но жажда наживы гнала их вперёд. Переправившись через бурную реку, вышли, наконец, к индейской деревне. Подкрепившись, пополнив припасы и захватив проводников, отправились дальше.

Пустынные земли сменились густыми лесами. Таких огромных деревьев у себя на родине испанцы не видели. Их удивляло и пугало, что немало этих исполинов лежало поваленными на земле – в этих местах явно бушевали мощные бури.

Через два месяца измученный тяжёлой дорогой и голодом отряд достиг цели. Но в земле Апалаче никаких сокровищ не оказалось. Местные индейцы – семинолы – выращивали маис и жили в ветхих домах из соломы. И они решили защищаться от непрошенных гостей, начав против них партизанскую войну. Продираясь с боями сквозь лесные чащи, по болотам и мелководным озёрам, испанцы с трудом выбрались к морю. Но напрасно они надеялись отыскать у берега оставленные корабли. Эскадра бесследно исчезла.

 То берег, то море...

За время похода от болотной лихорадки и стрел индейцев погибло 50 человек.

На совете офицеров никто уже не вспоминал о золоте, речь шла только о спасении жизни. Приняли решение построить лодки и идти вдоль берега на запад к испанскому поселению Пануко в Мексике. Из-за неточных географических знаний начала ХVI века испанцы думали, что спасительная гавань не так далеко – в 70 лигах (испанская морская лига равна 5555 метрам), на деле же до Пануко было 700 лиг, то есть почти 4000 километров!

Шпоры, стремена и арбалеты перековали на гвозди, пилы и топоры. Вместо пакли использовали мох, из рубашек сшили паруса. Волокна пальмы, лошадиные хвосты и гривы пошли на снасти. Через полтора месяца пять лодок были готовы.

Съев последнюю лошадь, испанцы отправились на запад. Теперь они страдали не только от голода, но и от жажды. Так как у них не было больших ёмкостей, чтобы взять с собой запас пресной воды, приходилось часто приставать к берегу, где индейцы апачи встречали их дротиками и стрелами. Вблизи устья Миссисипи мощное течение отнесло лодки далеко в море, и в темноте они потеряли друг друга из виду. Когда рассвело, Кабеса де Вака, заметив лодку губернатора, попросил взять их на буксир: его люди выбились из сил и не смогут грести против течения. Но в ответ услышал, что теперь каждый сам спасает свою жизнь.

 Целитель поневоле

Спустя несколько дней налетела буря. Лодку королевского прокурора понесло на крутой волне к берегу и разбило о скалы. Чудом уцелевшие «завоеватели» выбрались на сушу. Отдышавшись, самый крепкий из них взобрался на высокое дерево и выяснил, что они находятся на острове. А уже на следующий день чужаков окружили несколько сотен рослых индейцев из племени дакота. Среди конкистадоров не нашлось и десятка, которые смогли подняться на ноги. Индейцы не стали добивать обессилевших беззащитных людей, пожалели и даже устроили по этому поводу праздник. Во время торжества испанцы дрожали от страха, ожидая, когда их начнут приносить в жертву. Но всё обошлось – дакота не практиковали человеческих жертвоприношений.

Наступили холода. Одежда конкистадоров истлела, пришлось ходить почти нагишом, дрожа от пронзительного ветра. Еды, которую им давали, на всех не хватало. Некоторые питались даже мясом умерших товарищей. Вскоре в живых осталось пятнадцать человек.

Как-то раз жрецы попросили Кабеса де Ваку вылечить больных индейцев. Напрасно он уверял, что не владеет искусством врачевания. Дакота верили в сверхвозможности белого человека и просто приказали ему стать знахарем. Королевский прокурор что-то шептал над больным, осенял его крестом, читал «Отче наш» и «Деву Марию»... К удивлению испанцев и радости индейцев, многие больные поправились! Слух о чудесном исцелении облетел соседние племена. С де Вакой стали лучше обращаться, хорошо кормить, дали тёплые бобровые шкуры.

Иван Медведев

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в декабрьском номере (№12, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,