Солдаты свято верили, что его хранит Богородица, что рядом с ним и их не убьют, не контузят, а наиболее суеверные считали его колдуном

Фельдмаршал Суворов на вершине Сен-Готарда 13 сентября 1799 года. Художник Адольф Шарлемань. 1855 г.

4 ноября 1730 года в Москве в доме у Никитских ворот (не сохранившемся) у генерал-аншефа и сенатора Василия Ивановича Суворова родился сын Саша. Через десять лет родители, продав дом, переехали на берег Яузы (ныне там улица Бакунинская).

Василий Суворов был крестником Петра Великого, в юности служил у него денщиком. По некоторым данным, император посылал его учиться за границу – так Василий стал ещё и переводчиком. Боевым генералом он не был, но как военный юрист и финансист показал себя безупречно. Его жена Евдокия Феодосиевна, в девичестве Манукова, по одним данным, происходила из обрусевшей армянской семьи, по другим – из старинной русской. Основателем рода Суворовых был швед Юда Сувор, поселившийся под Москвой во время княжения Симеона Гордого (годы правления 1341–1353), старшего сына Ивана Калиты.

Срочно в полк!

Саша родился слабым, буквально тщедушным, и отец прочил его в юристы либо в дипломаты. Но мальчик, рано выучившись читать, однажды добрался до отцовской библиотеки с книгами о древних полководцах – «Жизнь великих мужей» Плутарха, «Жизнь Александра Македонского» Квинта Курция, Корнелия Непота, «История» Роллена, «История» Фолларда. Ни о какой юриспруденции он более не помышлял.

Портрет Суворова. Художник Карл Штейбен. 1815 г.

Любимым его героем стал шведский король Карл XII. Вундеркинд, постигший военную науку в ранней юности, уже в 18 лет стал грозой Европы. С неимоверной быстротой Карл разбил датчан, Петра I при Нарве, тут же напал на Польшу – и всё с армией в 10–12 тысяч солдат! А как был храбр – до безумия! Однажды Карл диктовал письмо секретарю в полевой ставке. Открыли огонь пушки врага. «Ваше величество, бомба!» – в ужасе закричал секретарь, услышав приближающийся свист. «Что общего между бомбой и тем письмом, что я тебе диктую? Пиши!» – спокойно ответил король.

За несколько дней до Полтавского сражения Карл в одиночку объезжал тылы армии и столкнулся с русскими казаками-разведчиками. Он поскакал им навстречу и убил одного из пистолета, ответным огнём был ранен в ногу, но ускакал! При Полтаве он командовал, сидя на носилках. Но там военное счастье изменило шведу.

Когда отца не бывало дома, Саша закалялся: бегал до упаду, скакал верхом по полям. Болеть стал заметно реже.

Однажды Суворовых навестил старинный друг Василия Ивановича Абрам Петров, «арап Петра Великого», ставший военным инженером. Он заговорил с мальчиком о его увлечениях и был потрясён. Подросток восторженно пересказывал Плутарха, осуждал упрямство шведского короля Карла XII. «В чём же он ошибался?» – спросил Ганнибал и получил в ответ развёрнутую критику действий Карла в Европе. Они сыграли в солдатики, и Ганнибал, не веря глазам своим, изумлялся: как мальчишка разбирается в тактике манёвра! А когда Саша показал ему вычерченные им планы – атаку крепости, сражение при Рокруа, Полтавскую битву, – воскликнул, обращаясь к Василию Ивановичу: «И ты готовишь его к штатской службе?! Его срочно надо записывать в полк, пока сие дарование не потеряно для армии!»

И то была его стезя

Суворов-старший в своё время не воспользовался правом записать сына сразу после рождения в гвардейский полк рядовым, что давало возможность к юношескому возрасту «дослужиться» до офицера и в этом звании вступить на действительную службу. Александру предстояло добыть офицерский патент солдатской службой. В 1747 году его зачислили в 3-ю роту Семёновского полка. Как дворянин, он был освобождён от хозяйственных работ, учений же было мало: полк в тот год обустраивал Семёновскую слободу.

Однажды Суворов стоял в карауле у петергофского Монплезира. Мимо проходила императрица Елизавета Петровна. Ей приглянулся стройный солдатик, и она достала серебряный рубль, чтобы поощрить его.

– Не имею права взять, ваше императорское величество, – отчеканил солдатик, – на часах нельзя брать деньги по уставу.

– Вижу, службу знаешь, – улыбнулась Елизавета. – Ладно, положу его на землю. Возьмёшь, когда сменишься.

Этот «крестовик» будущий генералиссимус хранил всю жизнь.

В полку Суворов довольно быстро обогнал своих товарищей: 22 декабря 1749 года был произведён в подпрапорщики, 8 июня 1751-го – в сержанты. 5 марта 1752-го был командирован с депешами в Дрезден и Вену (благодаря хорошей репутации и знанию иностранных языков); вернувшись, отбыл почти тотчас же с первым батальоном в Москву по случаю нового «шествия» туда императрицы и оставался там до самого производства в офицеры. Отец, как мог, помогал ему по службе, и Суворов едва не превратился в интенданта! Он даже послужил обер-провиантмейстером капитанского ранга в Новгороде.

Подполковником Александр Васильевич принял участие в Семилетней войне – в боевых действиях против лучшего полководца Европы прусского короля Фридриха Великого. Генерал Г.Г. Берг, командир корпуса лёгкой кавалерии, проводивший партизанские операции против прусских войск, взял его к себе исполняющим обязанности начальника штаба и вскоре аттестовал как виртуоза наступательных действий, «быстрого при рекогносцировке, отважного в бою, хладнокровного в опасности». Двухтысячный русский отряд сдерживал под Кляйн-Вандрисом прусскую армию целый день, а к ночи сбил её форпосты и заменил их своими; на другой день Суворов провёл мощную атаку левого крыла противника под монастырём Вальдштадт.

«В ночи прусской корпус стал за Гольнау, оставив в городе гарнизон, – напишет Александр Васильевич позже в мемуарах. – Генерал граф П.И. Панин прибыл к нам с некоторой пехотой; я с одним гренадёрским батальоном атаковал вороты, и, по сильном сопротивлении, вломились мы в калитку, гнали прусской отряд штыками через весь город, за противные вороты и мост, до их лагеря, где побито и взято было много в плен. Я повреждён был контузией в ногу и в грудь картечами, одна лошадь ранена подо мной в поле».

Антон Васильев

Продолжение читайте в ноябрьском номере (№11, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , , ,