облака 130628_151942_224Серебристые облака столь красивы, что поневоле задумываешься о нерукотворном совершенстве природы

 Поздним летним вечером 1950 года на небосклоне Химок засияло нечто напоминающее северное сияние: облака переливались и, подобно голографическому изображению, меняли очертания и окраску от тёмно-синих до красных. Очевидцы небывалого небесного шоу, открыв рты, следили за фосфоресцирующим небом.

 Сияющая пыль

Наблюдал его и Николай Иванович Гришин. Прошедший всю войну храбрым воином, он с 1948 года работал инженером на оборонном предприятии (позже – НПО им. Лавочкина по разработке и выпуску ракетно-космической техники). А его главным хобби стало наблюдение за светилом, планетами и метеорами.

Первое, что пришло на ум тогда, в Химках, вспоминал Николай Иванович, – Землю посетили братья по разуму, и свет от инопланетных кораблей разлился по небу. Однако размышлять было некогда. Он бросился за фотоаппаратурой и получил превосходные снимки.

Позже выяснилось, что запечатлел он редкое, малоизученное явление – серебристые облака. Их исследованию он посвятил следующие 25 лет жизни.

А тогда о серебристых облаках знали немного. Было известно, что они плавают на высотах 75–90 км, тесно группируясь на высоте около 82 км. У них тонкая структура, напоминающая перистые облака, состоящие из кристалликов льда.

Долго господствовала так называемая метеорная гипотеза, согласно которой серебристые облака состоят из метеорной пыли, образующейся за счет разрушения метеорных тел. Исследователь верхней атмосферы Иван Хвостиков предполагал, что именно на этих высотах и именно летом в слое минимальных температур, получившем название мезопаузы, пар должен смерзаться в кристаллики льда, не тающие ни от солнечных лучей, ни от тепла окружающего воздуха.

Гришин же теоретическими рассуждениями не довольствовался. Он в первую очередь занялся анализом полученного материала. Мало было сделать фотографии серебристых облаков, пусть даже отличного качества. Надо было их обобщить, исследовать метеорологические условия их появления.

 От науки – к Богу

Он исследовал их структуры, разработал морфологическую классификацию их форм как проявлений волновой структуры.

Известный астроном Виталий Бронштэн подтвердил: «И в самом деле, если повернуть фотографию облачного поля на 180 градусов, мы получим картину, напоминающую поверхность волнующегося моря. Она отражает волновые движения, царящие в мезопаузе, а вероятно, и во всей атмосфере».

От масштабов нашей страны Гришин перешёл к изучению глобальных свойств серебристых облаков, используя их наблюдения в Европе и Америке.

В 1951 году Николай Иванович получил первые в мире спектрограммы. Изучая движения серебристых облаков, он применил для этой цели замедленную киносъёмку, выявив их многослойность. Была сформирована комиссия, открылись пункты наблюдений серебристых облаков по всей стране.

В 70-е годы Гришин стал одним из самых авторитетных в мире специалистов по этому природному явлению, возглавил научно-атеистический семинар НПО им. Лавочкина. Тем удивительнее для многих стало известие об уходе Николая Ивановича… в Церковь. Он заочно окончил духовную семинарию и уверял, что членство в атеистическом кружке понадобилось ему в первую очередь для того, чтобы легально посещать монастыри и присутствовать на церковных службах. Ведь в те годы такое не поощрялось.

В 1979 году его рукоположили в священники. Сначала был настоятелем собора Мучеников Бориса и Глеба в Даугавпилсе, а в 1984 году получил сан протоиерея. После распада СССР его перевели в Каширу настоятелем Успенского собора.

 Серебристые облака-1Вера и звёзды

Здесь, в Кашире, об отце Николае до сих пор ходят легенды. Директор местного краеведческого музея Наталия Забигайло рассказывает, как однажды по дороге на службу Николай Иванович увидел гастарбайтера, то ли узбека, то ли таджика, который, стоя на коленях, совершал намаз. «Почему ты молишься, стоя на голой земле, в грязи?» – спросил, остановившись, Николай Иванович. «Больше негде», – ответил тот. «Приходи ко мне в храм, – сказал Гришин. – Бог един, и неважно, какую религию ты исповедуешь». С тех пор этот человек, а потом и некоторые его друзья регулярно приходили молиться в Успенский собор. И никто не смел им в этом препятствовать, потому что слово, сказанное Николаем Гришиным, было для всех священным.

Наталия Забигайло считает его своим духовным учителем. «К нему шли десятки, сотни людей – каждый со своей бедой, со своей болью, – вспоминает она. – Он умел не только утешить, но вывести каждого на свою дорожку к истине. Приходили к нему отчаявшиеся и больные, а уходили просветлённые, полные надежды».

При этом Николай Иванович никогда не забывал о своей первой любви – астрономии. Уже будучи священником, он регулярно поднимался на колокольню, чтобы наблюдать за светилами. Для этих целей установил там телескоп собственной конструкции (сейчас он перенесён в музей). «Вероятно, страсть к наблюдению за звёздным небом не случайно вылилась в любовь к Богу, его сотворившему, – продолжает Наталия Забигайло. – А может, чистая наука не давала Николаю Ивановичу ответов на мучившие его духовные вопросы?»

 А может, это мираж?

Природа происхождения серебристых облаков и сегодня вызывает споры. Согласно последним данным со спутника UARS, ничего, кроме водяного льда, в них нет. При этом непонятно, как на такой высоте образуется столь впечатляющее количество водяного пара.

По одной версии, в средних широтах в летнее время года на высотах 25–30 километров образуются восходящие потоки воздуха, переносящие водяной пар в область мезопаузы, где пар вымерзает и образует серебристые облака.

По другой гипотезе, получившей название «солнечного дождя», водяной пар образуется при взаимодействии атомов водорода, летящих к Земле от Солнца, с атомами кислорода верхних слоёв земной атмосферы.

По третьей – водяным паром снабжают область мезопаузы кометы. «Недаром сразу после пролёта метеоритов или комет фиксируется аномальная активность серебристых облаков, – говорит заведующий Звенигородской астрофизической обсерваторией Виталий Ромейко. – Например, после падения тунгусского тела свечение в мезосфере было столь ярким, что можно было читать ночью. Яркое свечение и неоднократное появление серебристых облаков ранней весной наблюдалось и после падения челябинского метеорита, в то время как обычно они появляются лишь в начале лета».

В 1978 году и вовсе было высказано предположение, что серебристые облака представляют собой оптический эффект, подобный миражам…

2 января 1998 года протоиерей Николай Гришин скончался. Он погребён на территории Успенского собора города Каширы. В краеведческом музее ему посвящены три зала, и каждый год здесь проводятся фестиваль «Серебристые облака» и чтения памяти Николая Гришина, которому противоречие между совершенством природы и несовершенством науки не давало покоя, приведя его на путь глубокой веры.

…На площади перед музеем, прямо напротив собора, устанавливается большой экран, и приезжающие сюда учёные и астрономы читают публичные лекции о серебристых облаках. Когда стемнеет, на площадь выносят телескопы, и каждый желающий, если повезёт, может разглядеть это редкое природное явление. В планах Наталии Забигайло – организация в Кашире постоянно действующего пункта наблюдения за серебристыми облаками, и тогда местные любители астрономии смогут внести свой вклад в науку о природе этого удивительного явления.

Наталия  Лескова

 

Теги: , ,