молекула сознания shutterstock_87511279Если наши мысли материальны, если психогенное поле существует, осталось только увидеть в нём «молекулу сознания». Увидеть и приручить.

 Странный приборчик

О сложном мире своих внутренних субъективных переживаний никто не знает лучше, чем мы сами. Радость или горе, зависть или жалость, раздражение или нежность... Эмоции, которые мы испытываем практически постоянно, весьма разнообразны. О чужих субъективных состояниях мы можем судить только на основании личного опыта. Если другой человек чувствует боль, мы сочувствуем ему, потому что знаем, что такое боль. В психофизиологии существуют методы косвенной оценки субъективного состояния человека: например, детектор лжи, который регистрирует изменение дыхания, пульса, кожно-гальванической реакции и так далее. С помощью такого рода приборов можно измерить другие косвенные признаки нашего состояния. Делая ЭКГ, мы регистрируем частоту сердечных сокращений, но никогда таким образом не узнаем, что сейчас переживает человек. «Перед нами встала задача понять природу субъективного состояния человека, узнать происхождение психики, – говорит врач-психиатр Евгений Юматов. – Но для этого надо каким-то образом регистрировать всё это напрямую. Возможно это или нет, мы не знали».

Помог случай. У дочери Юматова был день рождения, на который она пригласила друзей. И тут Евгения Антоновича посетила необычная мысль: как прореагирует несложный прибор, напоминающий две металлические рамочки, на его родную дочь и её гостей? Позже в лаборатории прибор окрестили индикатором субъективного состояния. «Когда я подошёл с ним к дочери, то прямо у неё над головой стрелки скрестились, – рассказывает Евгений Юматов. – Но сколько бы я ни подходил к другим людям, ничего не происходило».

Профессор решил проверить новую гипотезу: а что если он будет подходить к чужим людям, думая о чём-то, ему небезразличном? Сосредоточившись на некоем воспоминании, Юматов сделал шаг – и стрелки, как по команде, перекрестились. Почему так происходит, он тогда не знал.

С тех пор Юматов с коллегами и студентами провёл множество экспериментов. Выяснилось несколько удивительных вещей. Во-первых, людей, реагирующих на своё субъективное состояние так, что стрелки индикатора при этом поворачиваются, – всего лишь 10%. Почему, Юматов точно не знает, возможно, всё дело в определённом типе личности – людях, умеющих сосредотачиваться, концентрировать внимание. Во-вторых, стрелки всегда стоят параллельно, если подойти к человеку без эмоций, в нейтральном состоянии. «Из какого материала сделан индикатор, абсолютно неважно, – подчёркивает профессор Юматов. – Это может быть металл, дерево, пластмасса, даже солома: поведение стрелок будет аналогичным».

 Не может быть!                                                                              

Поначалу Юматову долго пришлось доказывать, что никакой фальсификации нет и это не фокус. Конструкция индикатора такова, что оказать какое-либо физическое воздействие на стрелки невозможно. Чтобы доказать это, Евгений Антонович предлагает мне искусственно изменить положение стрелок. Сколько я ни кручу руками, ничего не получается. Что же заставляет их поворачиваться, когда мы испытываем эмоции? Уж не сила ли мысли, дерзко предположили исследователи? Получается, мысль материальна?

Для анализа субъективного состояния участникам эксперимента предлагают 20 тестов. Это отношение испытуемого к любимому человеку, к другу, к ребёнку, к начальнику, к природе… Отдельный тест – отношение к чужой боли, когда участник эксперимента бьёт себя слабым электрическим разрядом. У того, кто держит в этот момент индикатор, стрелки тут же скрещиваются. Или тест «глаза в глаза». «Это отдельная тема, – подчёркивает Евгений Юматов. – Почему влюблённые смотрят друг другу в глаза, почему провинившийся школьник их отводит? Почему мы провоцируем хищника на нападение, когда смотрим ему в глаза? С помощью глаз мы передаём большое количество информации, а индикаторы это чётко улавливают».

Профессор Юматов приближается ко мне с индикатором в руках. «Видите, никакой реакции», – говорит он. Но вот он настроился на какое-то воспоминание – и стрелки пришли в движение. Я в этом эксперименте совершенно необходима. Без живого биологического объекта ничего не получится. Зато если такой объект есть, эксперименты проходят со стопроцентным «попаданием». Сбоев не бывает, утверждает профессор. «Полевые эффекты работают с такой же точностью, как магнит всегда притянет кусок железа, а исправный трамвай всегда поедет», – говорит Евгений Антонович. Усилия окажутся бесполезными, если исказить поле: например, принять рюмку алкоголя или подхватить вирус гриппа.

Таким же образом можно провести эксперимент «правда – ложь». «Луна не является спутником Земли», – говорит Юматов и приближается ко мне. Стрелки скрещиваются, фиксируя искажение истины. А вот после фразы «Луна – спутник Земли» стрелки остаются в нейтральном положении. При этом важно, чтобы участник эксперимента сам знал точный ответ. В этом случае индикатор работает подобно детектору лжи. Однако эти данные отнюдь не объективны. Они говорят только о субъективном представлении человека. Скажем, если испытуемый уверен, что общался с инопланетянами, стрелки скрещиваться не будут. Значит, он сказал правду. Хотя это и не означает, что он на самом деле был в гостях у пришельцев. Впрочем, в данной ситуации Юматова волнует не проблема контакта с братьями по разуму, а возможность проникнуть в природу нашей психической деятельности.

Большая серия экспериментов связана с живым объектом, в качестве которого была взята кровь. «Тут уже не придерёшься, что мы «не так руками крутим», – говорит Юматов. Это кровь здоровых людей, как правило, первой группы и обязательно мужчин, чтобы не было никаких гормональных «примесей». Сезон, время, год не имеют значения. Любопытно, что на собственную кровь реакции не будет. Для начала решили проверить, меняется ли при аналогичном исследовании такой важный показатель крови, как скорость оседания эритроцитов (СОЭ). Для этого взяли три штатива. На одном разместили кровь, на которую никто не воздействует вообще, на втором – воздействуют в нейтральном субъективном состоянии, на третьем – в выраженном субъективном состоянии (то есть вызывая у себя ту или иную эмоцию).

Выяснилось: если подойти в нейтральном состоянии, СОЭ не меняется. Если «на эмоциях» – СОЭ всегда падает. При этом нет никакой разницы, будут эти эмоции положительными или отрицательными. Хотя, допускает Юматов, разница возможно и есть, просто её ещё не научились фиксировать.

Мария Афанасьева

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в июньском номере (№6, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,