Mescherskay

Китти Мещерская 

Мистическая сила драгоценностей рода Мещерских

 Гости из летучей колесницы

В большинстве трудов по истории русского дворянства основателем рода князей Мещерских назван ордынский князь Уссейн, «засевший» в Мещере в 1298 году. Его внук Беклемиш принял православие и получил имя Михаил. Он и его сыновья стали называться владетельными князьями Мещерскими. Потомки Михаила воевали на стороне русских войск во время Куликовской битвы, были полковыми и городовыми воеводами, возглавляли приказы и наместничества. Это, так сказать, официальная история княжеского рода.

А неофициальная, передававшаяся из поколения в поколение, несколько иная.

Своё начало род берёт на берегах озера Шира, где в незапамятные времена опустилась с неба колесница с пришельцами. Каждый из небесных посланников стал основателем нового рода. Летучую колесницу пришельцы затопили в озере, после чего вода в нём стала красной как кровь.

Род, начавший своё существование на берегах озера Шира, стал называться родом Ширин. Отсюда потомки посланцев неба перебрались на русскую землю и обосновались на севере Рязанского княжества, в лесистом и болотистом Мещерском крае, заселённом угро-финским племенем мещера. На этих землях после создания Касимовского ханства род Ширин (вместе с родами Аргын, Кипчак, Джалаир и Мангыт) занял главенствующее место. Ну а затем Ширины положили начало родам князей Мещерских и Ширинских-Шихматовых.

 Небесные блюстители нравственности

Мещерским, согласно легенде, достались и родовые драгоценности, находившиеся в небесной колеснице. Это была горсть крупных алмазов, разошедшихся по всему разветвлённому роду.

Алмазы огранили, оправили в золото.

По поверью, они благоволят только к своим хозяевам, владеющим ими по праву наследия. Если в род затешется неровня-простолюдинка – быть беде. Кроме того, алмазы следят за нравственностью жён. Стоит только жене, которой муж из рода князей Мещерских преподнёс драгоценности, изменить супругу, её ждёт небесная кара.

Кстати говоря, поверья имеют историческое подтверждение. Когда во время усобицы XIII века один из Ширинов попал в плен, семья выкупила его за родовые алмазы. Врагам же они принесли только горе: ослеплённые блеском драгоценных камней, воины перебили друг друга. И после ряда необъяснимых событий камни вновь оказались у прежних владельцев.

Пушкина

Портрет Н.Н. Пушкиной

 Изменяла ли Натали Пушкину?

Полностью свой норов ширинские алмазы проявили в XIX и XX веках.

Родовым гнездом князей Мещерских к этому времени стало имение Лотошино, располагавшееся на рубеже Московской и Тверской губерний. К концу XVIII – началу XIX веков Мещерские накопили огромные состояния и уже не спешили делать придворную карьеру или блистать в свете. Всю свою энергию они употребили на обустройство поместья и строительство большого каменного храма в честь Спаса Преображения. Одна только колокольня со шпилем возвышалась на 80 метров.

В Лотошино часто приезжали соседи Гончаровы, чья усадьба Ярополец располагалась неподалёку. Кстати сказать, сестра хозяина имения Мария Ивановна была замужем за Николаем Гончаровым, братом будущей жены великого поэта.

Когда же Александр Сергеевич женился на Наталье Николаевне, он сам часто гостил в Лотошине и подружился с двумя братьями – Сергеем и Петром Мещерскими. От них он и узнал семейное предание об алмазах небесных посланников.

Поэт, не слушая возражений, умолил братьев дать Наталье Николаевне на некоторое время бриллиантовые серьги. (В них она запечатлена на знаменитом акварельном портрете, выполненном в 1832 году Александром Павловичем Брюлловым.) Пушкин явно испытывал судьбу, желая знать, верна ли ему жена.

О том, что это не выдумка, свидетельствовали современники. Так, лицейский однокашник поэта барон М.А. Корф вспоминал о беседе с императором Николаем I, который сказал: «Под конец жизни Пушкина, встречаясь часто в свете с его женою, которую я искренне любил и теперь люблю как очень добрую женщину, я советовал ей быть сколь можно осторожнее и беречь свою репутацию и для самой себя, и для счастья мужа, при известной его ревности. Она, верно, рассказала это мужу, потому что, увидясь где-то со мной, он стал меня благодарить за добрые советы его жене. «Разве ты мог ожидать от меня другого?» – спросил я. «Не только мог, – отвечал он, – но, признаюсь откровенно, я и вас самих подозревал в ухаживании за моей женой».

Серьги не причинили вреда Наталье Николаевне не только потому, что она находилась в отдалённом родстве с Мещерскими, но и потому, что никакой измены с её стороны не было. Когда после дуэли смертельно раненного Пушкина доставили домой, он произнёс: «Будь спокойна, ты ни в чём не виновата».

Александр Обухов

Продолжение читайте в февральском номере (№2, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,