Чета и зеркало
Портрет четы Арнольфини. Художник Ян ван Эйк. 1434 г.

 

Как разоблачить Вермеера Делфтского

Камера-люцида и камера-обскура

В начале XV века в европейской живописи начался Ренессанс, или Возрождение. По сравнению с портретами Средневековья, сухими и мало имеющими сходство с действительностью, картины вдруг приобрели невероятную жизненную достоверность. Искусство шагнуло вперёд семимильными шагами. С чего вдруг?

В 2001 году известный британский художник Дэвид Хокни устроил прямо-таки скандал в благородном семействе. Всё началось с того, что однажды, рассматривая в лупу искусные рисунки Жана Огюста Доминика Энгра (1780–1867), он подумал: как же они напоминают картины короля поп-арта Энди Уорхола, который имел обыкновение проецировать на холст фотографию и обрисовывать её! Вспомнить хотя бы банки супа Campbell’s (1962).

Дэвид предположил, что Энгр, возможно, использовал камеру-люциду (от лат. camera lucida – «светлая комната»): четырёхгранную призму, закреплённую на штативе, которая устанавливалась так, чтобы рисовальщик, глядя на неё сверху, одновременно видел и свою руку с карандашом, и отражение нужного объекта на листе белой бумаги, лежащем на столе. То есть изображения не было, но можно было, обведя контуры, его наметить и соблюсти пропорции.

Камера-люцида была запатентована в 1807 году. (Заметим, правда, что само устройство и эффект от него описал ещё в 1611 году Иоганн Кеплер в работе «Диоптрика»). Волшебная призма использовалась вплоть до изобретения фотографии. Так, именно с её помощью делал свои зарисовки на острове Новая Гвинея великий русский этнограф Николай Миклухо-Маклай. Он сам написал об этом в своей знаменитой книге.

Известно, что художники прошлого прибегали и к помощи ещё более древней камеры-обскуры (от лат. cameraobscura – «тёмная комната»). Она упоминается в V веке до н.э. в трактате китайского философа Ми Ти, описавшего эффект возникновения изображения на стене тёмной комнаты. Смысл был в том, что через небольшое отверстие в затемнённое помещение (или ящик) пускали яркий свет – и на противоположной стенке возникала перевёрнутая проекция объекта, находящегося по ту сторону отверстия. Изображение, правда, было размытым. Лишь позже открыли, что для чёткости отверстие надо было оснастить качественной линзой, какие появились лишь в XVI веке.

 Блики на люстре

Итак, Дэвид Хокни предположил, что революционный переворот в живописи произошёл в те годы, когда у художников вовсю пошли в ход оптические приборы, линзы, зеркала. Доказательствам этого явления посвящён документальный фильм «Секретное знание» с участием Хокни.

В частности, в нём заснят его эксперимент с картиной мастера раннего Возрождения Яна ван Эйка «Портрет четы Арнольфини» (1434 г.), на которой детали выписаны с подозрительным тщанием.

Так использовалась камера-люцида. 1807 г.
Так использовалась камера-люцида. 1807 г.

Что касается люстры, то такого натурального изображения бликов на металле раньше никогда не встречалось. Расчёты Дэвиду сделал физик Чарльз Фэлко. Создав трёхмерную модель этого висячего подсвечника, они вычислили, что люстра написана в перспективе с одной точкой схода. А ведь камеры-обскуры с линзой ещё не существовало.

Подсказкой послужило выпуклое зеркало на стене. Оно представляло собой, конечно, обратную сторону вогнутого. Изготовить его было относительно просто: дно стеклянной сферы покрывали серебром, края отсекались. При этом задняя сторона изделия не затемнялась и тоже служила зеркалом, только выпуклым. То есть ван Эйк для создания картины воспользовался вогнутой стороной зеркала, которое способно проецировать картинку отражаемого. Копия люстры, освещённой ярким солнцем из окна, с помощью вогнутого зеркала проецировалась вниз головой на полотно со всеми сложнейшими бликами.

Кстати, по размеру спроецированная люстра точно совпала с написанной на картине. Зеркальце было небольшим, и максимальный размер проекции с его помощью составлял около 30 квадратных сантиметров. Так что случайно ли именно таковым является стандартный формат портретов эпохи Возрождения? Более крупные предметы приходилось складывать на картине паззлом из нескольких фрагментов.

Художники старались не афишировать свои секреты. Однако итальянский учёный Джованни Баттиста делла Порта в трактате «Magiae Naturalis» (1558) написал, как можно получать образы с помощью вогнутого зеркала: «Если ты не умеешь рисовать, то этот прибор поможет, а тебе останется только наложить краски».

 Богатырское плечо красавицы Антеи

7Вермеер Молочница-деталь
Молочница (фрагмент). Художник Ян Вермеер. 1657-58 гг.

В 1500-х годах появились качественные линзы, камера-обскура была наконец усовершенствована: теперь можно было получить проекцию любого размера.

Но тут поджидали свои подвохи. Первый из них: прямая проекция из линзы на стену оказалась зеркальной. Поэтому, пока не снабдили конструкцию дополнительным зеркалом, герои на многих картинах оказывались левшами.

Вторая издержка применения камеры-обскуры также зафиксирована на полотнах величайших художников: некоторые фрагменты оказывались не в фокусе. Так, на картине Яна Вермеера Делфтского «Молочница» (1658) корзинка и хлеб на переднем плане выглядят чуть расплывчато, как это бывает на фотографии.

8Пармиджанино. Антея.1535
Антея. Художник Франческо Пармиджанино. Ок.1535—1537 гг.

О третьей типичной ошибке того времени вспоминали шесть лет назад, когда в Музей изобразительных искусств им. Пушкина впервые привезли из Неаполя один из самых знаменитых портретов эпохи Возрождения – «Антею» Пармиджанино (ок. 1535 г.). Самый частый вопрос, который зрители задавали гидам, касался странных пропорций её тела. Действительно, почему у красавицы такое богатырское правое плечо и чуть ли не медвежьи лапы?! А дело в том, что художник просто не слишком искусно воспользовался техникой. Ведь если какая-то часть проекции оказывалась не в фокусе, ему приходилось менять положение холста. В результате фрагменты «паззла» не всегда идеально соотносились по размеру.

В 2011 году в Пушкинском музее состоялась другая сенсационная выставка – картин Караваджо. И вновь на полотне «Ужин в Эммаусе» (ок. 1601) зрители собственными глазами увидели, что разведённые руки апостола Петра одинаковы по размеру, хотя левая к нам ближе и должна бы выглядеть крупнее.

В конце концов художники перестали стесняться своих ухищрений. Так, Каналетто (1697–1786) уже ничуть не скрывал, что использует камеру-обскуру, создавая свои восхитительные виды.

Один из величайших пейзажистов всех времён Клод Лоррен (1600–1682) обладал специальным мольбертом, в крышку которого изнутри было вмонтировано чуть выпуклое зеркало из тёмного стекла. Оно отображало пейзаж. А уж подправить искажённые краски природы было гораздо легче.

Только не надо думать, что Хокни и Фэлко покусились на великую славу гениев прошлого. С помощью одной только проекции, обведённой, а затем раскрашенной, создать шедевр невозможно. Художники всего лишь немного облегчали себе начало работы. А после первого сеанса с применением вышеописанной техники детали дописывались потом вокруг живого натурщика или манекена.

 Вплоть до ножки стула

12Тим Дженисон в интерьере Вермеера
Тим Дженисон точно восстановил интерьер картины Вермеера «Урок музыки»

В 2008 году другой скептик, техасский изобретатель Тим Дженисон, тоже заинтересовался картинами Вермеера, назвав
их «цветными фотографиями 350-летней давности».

Он полностью воспроизвёл интерьер его полотна «Урок музыки» (1662–1665) в натуральную величину. Лишь лежащая на полу виола-да-гамба и турецкий ковёр были куплены, а все остальные предметы изготовлялись вручную. Натуральная древесина (ножки спинета и стула) обрабатывалась на станке в соответствии с оригиналом; рисунок на панелях спинета – копия с сохранившихся образцов этого музыкального инструмента XVII века и т.д.

Оптическое приспособление Дженисона содержало линзу диаметром 4 дюйма с фокусным расстоянием 28 дюймов, вогнутое зеркало с фокусным расстоянием 12 дюймов и маленькое зеркало, установленное на штативе. На воспроизведение картины с его помощью ушло ещё семь месяцев! А на всю работу – год. Всё фиксировалось на видео, наснимали на 2400 часов.

80-минутный фильм «Тим и его Вермеер», как и «Секретное знание» Хокни, вызвал в мире огромный интерес.

Одно из оптических приспособлений Тима Дженисона
Одно из оптических приспособлений Тима Дженисона

 Посрамление искусствоведов

Что же доказал Дэвид Хокни, помимо того что гении Возрождения, несомненно, применяли вспомогательную технику? В первую очередь, что качественный скачок за

столь короткое время не с небес свалился. Теперь как на ладони видно, что работы многих историков искусства полны подтасовок и пустых размышлизмов и большая их часть подлежит пересмотру.

 

Что до титанической работы Тима Дженисона, то он не только не разоблачил Вермеера, но, напротив, ещё больше подогрел любовь к этому художнику, оставившему нам не более сорока небольших картин (в России Вермеера нет вовсе). И в очередной раз продемонстрировал, как же интересно проникать хотя бы в технические (о сокровенных нет и речи) тайны величайших мастеров!

Остаётся лишь добавить, что с развитием оптики линза сменилась объективом, а камера-обскура с появлением светочувствительных материалов превратилась в фотоаппарат. Французский театральный художник, танцор и канатоходец Луи Дагер хорошо чувствовал законы перспективы. Создавая диорамы, он применял камеру-обскуру, а затем опытным путём, экспериментируя с химическими веществами, фактически изобрёл фотографию. Его имя внесено в список величайших учёных Франции.

Художник Поль Деларош (1797–1856), впервые увидев отпечаток дагерротипа, воскликнул: «Сегодня живопись умерла!»

Но нет: просто в XIX веке в живописи вновь свершилась революция. Художники теперь своими творениями говорили более красноречиво, нежели фотография. В европейское изобразительное искусство вновь вернулись вольная кисть, не гнавшаяся за дотошностью, «неаккуратность», субъективность, а значит – мощный художественный вызов. В известном смысле предтечей изобразительного искусства ХХ века можно считать Ван Гога. Но понадобилось ещё сто лет, чтобы импрессионистов перестали называть чудиками и авангардистами, если не сумасшедшими.

Андрей Ардер

Теги: , ,