2752Богата земля русская угодниками, блаженными и чудотворцами. И многие из них, прожив жизнь тихую, но великую, освещают затем путь многих последующих поколений. Ибо, уходя, они не уходят, а остаются рядом с нами, продолжая творить свои светлые дела, которые так и хочется назвать чудесами. К таким удивительным «тихим» святым относится и блаженная Любовь Рязанская.

 Блаженны нищие духом

Девятнадцатый век – особый век, переломный, когда человечество совершило гигантский рывок в плане прогресса, развития техники и научной мысли, окончательно перестав зависеть от милостей природы и полагаясь теперь исключительно на достижения науки и собственный разум. И, может быть, именно поэтому девятнадцатый век стал временем, когда поднялась волна новой духовности, новых святых и большого числа явлений Богоматери по всему миру. Как если бы небеса пытались защитить «разумное» человечество от безблагодатности науки, научных опытов, материалистического мышления и всего того, что за этим следует.

Любовь Рязанская появилась на свет именно в такое «прогрессивное» время, в 1852 году. Многое в её биографии неясно. Отцом её был пронский мещанин Семен Сухановский, а потому истинное место рождения блаженной непонятно: то ли в Пронске она родилась, то ли в Рязани. Но, так или иначе, уже в 1873 году семья Сухановских проживала в Рязани.

Сухановские были весьма набожным и благочестивым семейством. Если в какой семье и должна была родиться будущая блаженная, то именно у смиренных Сухановских. Помимо Любы, в семье было ещё трое детей: двое старших братьев и младшая Ольга.

Что и говорить, Сухановские были очень бедны. Чтобы прокормить семью, отец нанимался на самые разные и ничтожные работы, а потому надорвался и рано умер, в 1880 году, оставив жену и дочерей (мальчики к тому времени тоже умерли) практически ни с чем.

Из просто бедных Сухановские превратились в беднейшее рязанское семейство. Вдова с девочками поселилась во флигеле одного из городских домов, занимая площадь всего в 4,4 кубической сажени! Такой маленькой жилплощади не было больше ни у одной семьи города. Ситуация усугублялась тем, что Люба была больна. Как писала её современница, впоследствии схимомонахиня Серафима: «Люба воспаряла духом к Господу, а тело было расслаблено: в течение пятнадцати лет она не могла ни ходить, ни даже стоять на ногах».

 Ходи и юродствуй

Постельное «бытие» Любаши закончилось самым чудесным образом. Однажды мать вошла в комнату дочери и увидела её стоящей на ногах. Изумлению матери не было предела: «Дочь моя, ты ли это? Как же ты встала на ноги?» В ответ же Люба подняла руки к иконе Святителя Николая Чудотворца, которому молилась годами, и ответила: «Явился Божий угодник Николай и говорит мне: «Вставай, Люба, ходи и юродствуй», – и я встала твёрдо на ноги, а он сделался невидимым».

Чудесное исцеление дочери, конечно, не могло не обрадовать, однако предназначенный угодником тяжкий путь юродства вызвал сомнения и опасения даже у благочестивой вдовы Сухановской. Не зная, как поступить, она пришла за советом к священнику своего прихода. Рассказала всё, как есть, а в качестве совета получила такое наставление: «Воля Божия, не задерживай дочь, пусть идёт и юродствует, от Господа стопы человеку исправляются».

Так жизненный путь Любушки приобрёл чёткие ориентиры. Вначале она молилась в рязанских церквях, особенно в Казанском женском монастыре, где частенько гостила у сестёр и самой матушки-игуменьи. А после совершила подвиг затвора: заключила себя в своём доме в простенок между печью и стеной, где и пробыла три года, усердно молясь и отвлекшись от всего мирского.

Затем было благословение свыше, и Любушка вновь вышла к людям, но уже иной – просветлённой и обладающей благодатным провидческим даром. Блаженной Любовью…

Марина Сотникова

Продолжение читайте в апрельском номере (№4, 2016) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,