shutterstock_150016172Рабы у мадам пропадали часто, но о пропаже она не заявляла. Поползли слухи о страшной комнате, находящейся на чердаке «нехорошего» дома…

 Бесовы души

Есть люди как люди – с набором недостатков, иногда не слишком приятных, но всё-таки не выходящих за рамки общепринятой «нормальности». А есть люди-звери – с горящей внутри жаждой мучить, калечить, причинять невыносимые страдания себе подобным. Таких называют коротким и ёмким словом – садисты.

Жажда мучительства необъяснима, хотя психиатры честно стараются выявить механизмы подобного девиантного, как они говорят, поведения. История отдельно взятого садиста – это история именно отдельно взятая. Отдельно от всех других историй и теорий. Жуткие создания рождались в семьях богатых и благополучных, в семьях бедных и неблагополучных и просто в обычных семьях…

Читая подробности «биографии» того или иного зверя в человеческом обличье, создаётся впечатление, что дело не в генах и не в сложившихся жизненных обстоятельствах, заставивших человека стать садистом, а в чём-то другом. Может быть, в бесах или неких тёмных сущностях, захвативших душу человека, но этого, как вы понимаете, не докажет ни один научный эксперимент…

История мадам ЛаЛори из Нового Орлеана как раз из числа таких, которые заставляют поверить, что порой в людей вселяется истинное зло, способное превратить обычного человека в чудовище.

 Ново-Орлеанская дева

Мэри Дельфина Макарти, будущая мадам ЛаЛори, числящаяся ныне в десятке самых страшных женщин в истории, родилась в 1775 году в Новом Орлеане в богатой аристократической семье рабовладельцев. Помимо Дельфины в семье имелось ещё четверо детей.

Отец Дельфины, Бартелми Луис Макарти, владел обширными плантациями на Гаити и был не только владельцем не одной сотни рабов, но и крайне бессердечным работорговцем. За что и поплатился. Когда на Гаити случилось восстание рабов, он оказался в числе первых, с кем восставшие жестоко расправились.

Исследователи, изучавшие биографию Дельфины, утверждают, что именно смерть отца от рук рабов повредила психику юной девушки, породила в её душе дикую ненависть к чернокожим рабам и будущую жестокость. Однако все прочие в семье остались нормальными, если не считать «классического» бездушного и презрительного отношения рабовладельцев к своей живой «собственности».

Гибель Бартелми Луиса Макарти нисколько не отразилась ни на положении семьи, ни на её богатстве. Дельфина с пелёнок росла в окружении роскоши, и эта страсть к шикарной жизни осталась до конца дней.

lal То жена, то весёлая вдова

Первое её замужество состоялось в 1800 году. Дельфине в то время уже исполнилось 25 лет – слишком много для того времени и для южного штата. Почему она медлила и так «засиделась» в девицах? Этот вопрос – одна из загадок её биографии. Она была богатой, знатной, весьма красивой и могла бы быстро найти выгодную партию. Но что-то, видимо, в местных кандидатах её не устраивало.

Зато устроил дон Рамон де Лопес – родовитый испанский офицер, чей брак с Дельфиной благословила сама королева Испании, при этом отметившая, что у дона Рамона превосходный вкус: его невеста очень красива и обладает королевской грацией. Дон Рамон получил вскоре ещё более высокий пост – консула Испании в США, и Дельфина окунулась в водоворот светских развлечений. Её брак с доном Рамоном продлился восемь лет. В 1808 году он скоропостижно скончался, оставив Дельфину вдовой с дочерью на руках. Правда, весёлой вдовой. Очень весёлой…

В том же 1808 году она опять вышла замуж – за одного из самых богатых рабовладельцев Нового Орлеана, Жана Бланка, отличавшегося безжалостным и жестоким отношением к своим многочисленным рабам. Этому не совсем хорошему человеку Дельфина родила четверых детей. И по всем статьям это был удачный брак. Семейство обзавелось роскошным особняком, который сразу прозвали «виллой Бланк», и жило припеваючи.

Но и этот брак продлился, как ни странно, тоже только восемь лет. В 1816 году Жан Бланк умирает. Богатая и весёлая вдова вновь становится желанной добычей для местных холостяков. А может, это холостяки стали её добычей?

Так или иначе, 50-летняя Дельфина в 1825 году вновь идёт под венец – с человеком на десять лет её младше, но при больших деньгах (разумеется!) и весьма уважаемым в обществе, дантистом Леонардом Луи Николя ЛаЛори. И с этого времени в жизни Дельфины, теперь уже мадам ЛаЛори, начинается совершенно новый этап…

Марина Ситникова

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в сентябрьском номере (№9, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,