shutterstock_242701027Среди великих загадок прошлых тысячелетий эта остаётся одной из самых интригующих. Американские археологи выдвигают весьма смелую версию, которая противоречит устоявшимся взглядам на историю географических открытий.

 Адмирал императора

К 324 году до н.э. Македонская Греция стала властительницей огромных территорий. Войска Александра дошли до Индии. За одиннадцать лет был завоёван почти весь известный тогда мир. Подробности походов Александра Македонского тщательно исследованы и сравнительно хорошо известны. Нас интересует другая сторона его завоеваний. В своё время А. Гумбольдт отмечал, что начиная с 330 года до н.э. Александр намеренно поставил свои походы на службу географическим открытиям и для этой цели держал при себе большой штат учёных. Действительно, древние авторы оставили нам некоторые сведения о том, что в походах принимали участие естествоиспытатели и географы, историки-хронисты, философы и художники.

Безусловно, в то время они не могли развеять мрак неизвестности, окутавший границы ойкумены, и не в состоянии были собрать воедино и подытожить всё сделанное ими самими и до них. Однако греческая наука всё же сильно продвинулась вперёд. Как мало знали греки до походов (да и знали ли вообще?) о высоких горах Армении, о Гиндукуше, Сырдарье и Амударье, о вершинах Гималаев и долине Инда! Всё это открылось их изумлённым взорам только во времена Александра. В Пенджабе он узнал о сказочных землях на Востоке. Ему говорили, что по ту сторону степи, в двенадцати днях марша, на берегах огромной реки стоят города и живут люди. Ему докладывали об огромном острове на юге. А мореходы адмирала Неарха первыми из греков увидели мангровые леса на берегах тропических морей…

«Значит, это ещё не край света? Но где же он тогда? Если правильны выводы моих географов, что океан омывает весь населённый нами мир, то, наверное, можно достигнуть края света на кораблях, переплыв океан?» – так мог размышлять греческий царь. У стен Вавилона он построил огромный флот. Вот что представляли собой, если верить греческому историку Арриану, его военно-морские силы: «По словам Птолемея, сына Лага, у которого, я, главным образом, черпаю свои сведения, весь флот состоял примерно из двух тысяч судов, в их числе было 80 тридцативёсельников и много других, включая суда для перевозки лошадей, открытые грузовые ладьи, а также все остальные лодки. Для обслуживания воинов на корабли посадили финикиян, киприотов, кариян и египтян» (то есть самых лучших мореходов древности). Командовал флотом адмирал Неарх.

Уроженец Крита, один из верных товарищей, друзей детства и самых деятельных соратников Александра, Неарх был назначен сатрапом Ликии и Памфилии в период с 334 по 329 годы до н.э. Во время индийского похода он был хилиархом (высокий пост при особе царя) царских щитоносцев. При возвращении греческого войска из Индии в Малую Азию Неарх, командовавший всем греческим флотом, получил приказ исследовать береговую полосу Индийского моря вплоть до Персидского залива. В сентябре 325 года он вышел из устья Инда и после многих опасных приключений пристал к берегу Карамании, у устья реки Анамиса, на расстоянии пяти дневных переходов от места стоянки царя, который вскоре потерял из вида флот и крайне беспокоился о его судьбе.

 Александр во время перехода по пустыне Гедрозии потерял почти ¾ своего войска, между тем как флот невредимо дошёл до Персидского залива. Неарх оставил потомкам записки о своём походе; они не сохранились, к сожалению, но представление о них дают фрагменты, приведённые в сочинениях Арриана («Индия») и Страбона («География»).

Корабли ложатся на курс

Экспедиции адмирала Неарха систематически обследовали побережье Персидского залива. Капитан Бахиас открыл Бахрейнские острова и назвал их «Тилос». Андросфен доплыл до Абу-Даби (современная столица ОАЭ) и сообщил о торговле жемчугом на Аравийском побережье. Гиерон обошёл по морю Аравию, но вынужден был преждевременно вернуться, поскольку моряки пришли в ужас от бескрайних пустынь. Ещё одна экспедиция плавала в район современного Южного Йемена и тоже вернулась раньше срока – не хватило продовольствия и, главное, воды: песчаные берега были мертвы на сотни километров.

Конечно же, в основе всех последних предприятий Александра лежала не жажда исследований, а практические, хозяйственно-политические мотивы: морское сообщение между новой столицей Вавилоном и Египтом имело ценность во многих отношениях, к тому же новые морские пути пролегали через районы, богатые пряностями и другими ценными товарами. Летом 323 г. до н.э. Неарх собирался продолжить разведывательные плаванья в океане. Но… 10 июня неожиданно умер Александр. По сообщениям, дошедшим до нас, во время пира, устроенного в честь Неарха и его спутников, царь заразился какой-то болезнью (есть версия, что он был отравлен). А через несколько дней после этого его огромный флот исчез. Куда повёл его адмирал Неарх?

Алексей Комогорцев, Николай Непомнящий

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в июньском номере (№6, 2016) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,