БуркаВ 1984 году «психологическая война», которую Соединённые Штаты вели против Советского Союза, была в разгаре. Основной удар наносило Центральное разведывательное управление: 90% людских ресурсов и бюджета этого монстра было брошено на идеологические диверсии.

 Эмигрант второй волны

План был таков: подрываются политические и экономические возможности государства-врага; он лишается поддержки, помощи и симпатий союзников, нейтралов и собственного населения; ЦРУ приобретает и увеличивает поддержку, помощь и симпатии нейтралов и «пятой колонны» внутри враждебного государства. Совокупность всех этих методов ведения психологической войны предполагало подрыв государственного строя Советского Союза и в конечном счёте его свержение.

Западногерманский Франкфурт-на-Майне был одним из центров, откуда ЦРУ координировало ход психологической войны в Восточной Европе. Этот город, кроме прочего, был средоточием отщепенцев всех мастей из СССР, здесь обосновались и многие из тех, кто предал свой народ во время Великой Отечественной войны.

Навязчивая идея – как бы побольнее навредить Советской власти – ни на минуту не оставляла пожилого горского эмигранта второй волны Толика Азашикова. Особую остроту она приобретала во время вечерних посиделок во франкфуртском гаштете под названием «Ностальжи», что в переводе на русский означает «тоска по родине».

Всю свою долгую жизнь Азашиков служил разным хозяевам. В 1930-е годы, будучи осведомителем НКВД в Адыгее, подвёл «под вышку» десятки религиозных деятелей и горских националистов не только в родных пенатах, но и по всему Кавказу. В 1942–43 годах он прильнул к гитлеровским оккупантам: служил сначала в полиции, затем в гестапо, наконец – в Абвере. После войны Толик «переобулся в прыжке» – лихо сменил хозяев, став подручным бывшего гитлеровского генерала Рейнхардта Гелена, главы западногерманской разведки, действовавшей под крылом ЦРУ.

Генерал высоко оценил способности Азашикова: талант вербовщика и наставника агентуры из числа горских перебежчиков, которых в 1950–60 годы ЦРУ после соответствующей подготовки забрасывало на Кавказ для проведения диверсий и устрашающих акций. Словом, был Азашиков матёрым врагом Советской власти.

 Тоскующий Толик

В январе 1985 года начальник отделения Второго главного управления КГБ СССР подполковник Олег Казаченко прибыл с инспекцией в Майкоп, столицу Адыгейской автономной области. Ознакомившись с делом оперативного наблюдения на Азашикова (оперативная кличка «Танцор»), Казаченко понял, что велось оно вяло и шаблонно. Контрразведчик решил внести в дело свежую струю, расшевелить объект, заставить его проявить свои намерения по отношению к бывшей родине. Трудность заключалась в том, что «Танцор», имея звериное чутьё, очень быстро распознавал людей, которые, выполняя задание КГБ, оказывались рядом с ним. Он либо со смехом прогонял их прочь, либо сдавал своим американским хозяевам, не делая при этом различий между русскими гяурами и правоверными кавказцами.

Центр не предполагал такого, но из надёжных источников стало известно, что «Танцор» испытывает устойчивое чувство тоски по родине. Его постоянно преследовали видения ледяных вершин кавказских гор, пенистых горных рек, где он в детстве ловил форель: предатель грезил кизячьим дымом адыгейской кухни и вкусом бараньего шашлыка. Подступала старость, и смутные образы детства и юности в сознании Азашикова постепенно перерастали в беспросветную тоску, в непреодолимую манию побыть хоть час, хоть сутки там, где он появился на свет.

С учётом полученных данных об эмоциональном состоянии объекта, Казаченко предстояло придумать нечто нестандартное, из ряда вон выходящее, чтобы, подведя к «Танцору» своего агента, выяснить, что объект собирается предпринять в ближайшее время.

И Казаченко придумал.

Игорь Атаманенко

Продолжение читайте в ноябрьском номере (№11, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,