shutterstock_169289927Что скрывает загадка Хэбит-Филда?

Зачарованный аэродром

Летним днём 1976 года Кеннет Бэкон, ветеран Второй мировой войны и высококлассный пилот, летел на спортивном самолёте «Стардастер II» из Оклахомы в Канзас. Он планировал пролететь кратчайшим путём к западу от города Уичито всего за три часа.

Хотя на небе не было видно ни облачка, Бэкон, как всегда, позвонил в метеорологическую станцию в Талсе, где ему подтвердили, что в ближайшие часы погода не переменится.

Он летел уже около часа. Погода была по-прежнему ясная, как вдруг Бэкон почувствовал лёгкий ветерок. Приборы показывали, что герметизация в самолёте не нарушена. Однако температура воздуха за бортом вдруг упала на 15–20 градусов.

Тем временем небо начало быстро затягиваться плотными чёрными тучами. Бэкон удивился резкому изменению погоды. Взглянув вниз, он понял, что поднялся сильный ветер, а облака всё больше окружали самолёт со всех сторон. Машина оказалась в зоне турбулентности. Внезапно среди непроглядной тьмы появился чистый голубой тоннель. Выбор был невелик. Пилот направил самолёт прямо в просвет.

Миновав тучи, Бэкон увидел под собой огромный аэродром. Судя по картам, это мог быть только Хэбит-Филд, хотя Хэбит вроде располагался в десятке миль отсюда. Углядев башню контроля полётов, Бэкон попытался с ней связаться, но ни на одной из частот ответа не получил. Тогда он решил пролететь мимо башни, чтобы его заметили. Снова безрезультатно. Погода тем временем ухудшалась, и самолёт направился на посадочную полосу.

Только приземлившись, Бэкон заметил, что всё кругом заросло травой. Из многочисленных трещин на полосе поднимались длинные стебли сорняка. Стоявшие здесь самолёты запылились. Хотя по всем другим признакам складывалось впечатление, что одни из них только что приземлились, а другие готовы взлететь.

Бэкон поднялся в контрольную башню – она оказалась пустой. Одно большое окно в ней было разбито; все приборы выключены и покрыты толстым слоем пыли.

Неподалёку от башни стояла газонокосилка, а рядом – открытая коробка с рабочим инструментом. Казалось, служащий просто отошёл и вот-вот вернётся и продолжит косить траву. Бэкон прошёл мимо больших ангаров. Двери в них были распахнуты. Но кругом стояла полнейшая тишина. Ни людей, ни лая собак, ни пения птиц.

По дороге к своему самолёту Бэкон увидел грузовик с надписью «Горная компания «Ханговер». Рядом стояли и другие машины, почти все с выбитыми стёклами.

Вдруг где-то неподалёку хлопнула дверь самолёта – и снова повисла зловещая тишина. Что-то подсказывало, что надо немедленно отсюда убираться. Бэкон ускорил шаг и, добравшись до своего «Стардастера», взлетел, несмотря на бушевавший ветер. Машину он направил в Лайон, на ближайший обитаемый аэродром.

 Странный сувенир

Приземлившись, Бэкон разговорился с одним из лайонских служащих и рассказал ему о своих злоключениях в воздухе и на земле. Тот лишь покачал головой и заметил, что никто не рискует приземляться на Хэбит-Филд, так как там творятся «странные вещи». Никаких подробностей от него добиться не удалось.

Бэкон ждал, пока небо полностью очистится, чтобы продолжить путь в Канзас. Перед вылетом он решил, как обычно, проверить самолёт. На первый взгляд всё было в норме. Но странное ощущение не покидало опытного пилота. Он решил осмотреть машину ещё раз и… с удивлением обнаружил, что из резины одного из задних колёс торчит длинная проволока. Невероятно, но легко гнущаяся проволока насквозь прошила очень плотную резину толщиной в пятнадцать сантиметров! А ведь такое колесо спокойно могло прокатиться по гвоздю.

Бэкон решил проконсультироваться со специалистами, но лайонские техники руками развели. Что ему оставалось? Только сфотографировать колесо с торчащей из него проволокой.

На следующее утро он продолжил полёт.

В Канзасе колесо ему заменили, и оно исчезло навсегда.

Зачарованный аэродром

Летним днём 1976 года Кеннет Бэкон, ветеран Второй мировой войны и высококлассный пилот, летел на спортивном самолёте «Стардастер II» из Оклахомы в Канзас. Он планировал пролететь кратчайшим путём к западу от города Уичито всего за три часа.

Хотя на небе не было видно ни облачка, Бэкон, как всегда, позвонил в метеорологическую станцию в Талсе, где ему подтвердили, что в ближайшие часы погода не переменится.

Он летел уже около часа. Погода была по-прежнему ясная, как вдруг Бэкон почувствовал лёгкий ветерок. Приборы показывали, что герметизация в самолёте не нарушена. Однако температура воздуха за бортом вдруг упала на 15–20 градусов.

Тем временем небо начало быстро затягиваться плотными чёрными тучами. Бэкон удивился резкому изменению погоды. Взглянув вниз, он понял, что поднялся сильный ветер, а облака всё больше окружали самолёт со всех сторон. Машина оказалась в зоне турбулентности. Внезапно среди непроглядной тьмы появился чистый голубой тоннель. Выбор был невелик. Пилот направил самолёт прямо в просвет.

Миновав тучи, Бэкон увидел под собой огромный аэродром. Судя по картам, это мог быть только Хэбит-Филд, хотя Хэбит вроде располагался в десятке миль отсюда. Углядев башню контроля полётов, Бэкон попытался с ней связаться, но ни на одной из частот ответа не получил. Тогда он решил пролететь мимо башни, чтобы его заметили. Снова безрезультатно. Погода тем временем ухудшалась, и самолёт направился на посадочную полосу.

Только приземлившись, Бэкон заметил, что всё кругом заросло травой. Из многочисленных трещин на полосе поднимались длинные стебли сорняка. Стоявшие здесь самолёты запылились. Хотя по всем другим признакам складывалось впечатление, что одни из них только что приземлились, а другие готовы взлететь.

Бэкон поднялся в контрольную башню – она оказалась пустой. Одно большое окно в ней было разбито; все приборы выключены и покрыты толстым слоем пыли.

Неподалёку от башни стояла газонокосилка, а рядом – открытая коробка с рабочим инструментом. Казалось, служащий просто отошёл и вот-вот вернётся и продолжит косить траву. Бэкон прошёл мимо больших ангаров. Двери в них были распахнуты. Но кругом стояла полнейшая тишина. Ни людей, ни лая собак, ни пения птиц.

По дороге к своему самолёту Бэкон увидел грузовик с надписью «Горная компания «Ханговер». Рядом стояли и другие машины, почти все с выбитыми стёклами.

Вдруг где-то неподалёку хлопнула дверь самолёта – и снова повисла зловещая тишина. Что-то подсказывало, что надо немедленно отсюда убираться. Бэкон ускорил шаг и, добравшись до своего «Стардастера», взлетел, несмотря на бушевавший ветер. Машину он направил в Лайон, на ближайший обитаемый аэродром.

Странный сувенир

Приземлившись, Бэкон разговорился с одним из лайонских служащих и рассказал ему о своих злоключениях в воздухе и на земле. Тот лишь покачал головой и заметил, что никто не рискует приземляться на Хэбит-Филд, так как там творятся «странные вещи». Никаких подробностей от него добиться не удалось.

Бэкон ждал, пока небо полностью очистится, чтобы продолжить путь в Канзас. Перед вылетом он решил, как обычно, проверить самолёт. На первый взгляд всё было в норме. Но странное ощущение не покидало опытного пилота. Он решил осмотреть машину ещё раз и… с удивлением обнаружил, что из резины одного из задних колёс торчит длинная проволока. Невероятно, но легко гнущаяся проволока насквозь прошила очень плотную резину толщиной в пятнадцать сантиметров! А ведь такое колесо спокойно могло прокатиться по гвоздю.

Бэкон решил проконсультироваться со специалистами, но лайонские техники руками развели. Что ему оставалось? Только сфотографировать колесо с торчащей из него проволокой.

На следующее утро он продолжил полёт.

В Канзасе колесо ему заменили, и оно исчезло навсегда.

Юлия Скопич

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в февральском номере (№2, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,