Легенда о восхождении Ротшильдов на олимп благополучия вот уже два столетия будоражит умы многих поколений Старого и Нового Света. Их имя стало синонимом преуспевания, а поговорка «Богат, как Ротшильд» до сих пор бытует не только на Западе.

 Красная вывеска

Основатель династии Ротшильдов Майер Абрахамс начинал карьеру в убогой лавчонке размером с рояль, над дверью которой болталась красная вывеска (по-немецки RothSchild), гласившая: «Здесь меняютденьги». Все члены семьи Майера имели одноименное уличное прозвище – RothSchild. Но прошло немного времени, и эта кличка стала одной из самых почитаемых фамилий сначала в Германии, а затем и во всей Европе.

В середине XVIII века немецкая аристократия увлеклась коллекционированием старинных монет. Майер, обладавший безошибочным обонянием на всё, что могло принести деньги, понял, что его звёздный час пробил. Провернув несколько крупных операций на ниве нумизматики, он скупил уйму разорившихся меняльных лавок и обзавёлся полезными знакомствами в среде немецкой знати.

Пиком нумизматического промысла Майера стал удачный «гешефт» с герцогом Фердинандом, властелином провинции Гессен-Нассау. Меняла Майер добыл для герцога несколько редчайших монет, и тот не забыл еврея.

В 1769 году Майер с семьёй перебрался из франкфуртской Еврейской слободы в провинцию, подвластную герцогу Фердинанду. Обзавёлся добротным домом, на фронтоне которого теперь красовалась новая вывеска: «Управляющий делами герцога земли Гессен-Нассау господина Фердинанда». Посчитав, что уличное прозвище «красная вывеска» приносит ему удачу, Майер, ничтоже сумняшеся, предал забвению отцовскую фамилию Абрахамс и бесповоротно стал Ротшильдом.

Завистники из числа единоверцев объясняли триумфальный взлёт Майера тем, что он якобы нашёл подкову... от слона.

 Операция по «соблазнению» герцога

Поддавшись посулам своего нового управляющего, герцог первым из германской элиты начал заниматься ростовщичеством. Ничего удивительного, ибо злые языки утверждали, что Майер Ротшильд смог бы убедить даже голодного тигра не съесть его, если бы тот понимал человеческий язык. Операция по «соблазнению» герцога была проведена в типичной для Майера манере: ложь в сочетании с обещаниями золотых гор. Как бы там ни было, но вскоре добрая половина всех правителей Европы попала в финансовую кабалу и полностью зависела от герцога Фердинанда и... от Ротшильда. Да-да, именно от него, который незадолго до этого почёл бы за счастье слизывать пенки с их чашек со сметаной, а теперь взимал с них огромные проценты за предоставленные герцогом кредиты. К сбору денег Майер привлёк всех своих сыновей: Карла, Амшеля, Натана, Соломона и Джеймса, которые к тому времени уже вкусили сладость от власти денег и мечтали открыть своё дело. И возможность проявить свои таланты не заставила предпринимателей себя долго ждать: Наполеон Бонапарт двинул свои армии в Германию.

Одной из первых пала провинция Гессен-Нассау. Герцог Фердинанд бежал, поручив управление делами своей вотчины Ротшильдам. Те, засучив рукава, в первую очередь принялись собирать проценты-подати с должников. Их не остановил даже страх быть повешенными. Ведь согласно распоряжениям оккупационной администрации заёмщики герцога должны были вернуть долг не ему, а французской казне. Братья, усевшись в экипажи с двойным дном, под носом у французских жандармов собрали с должников золото и припрятали векселя неплательщиков. Деньги, принадлежавшие герцогу, братья «крутили» по своему уразумению в течение десяти лет, вплоть до крушения наполеоновской империи. На золото своего покровителя – герцога – они создали свою империю, контрабандную. Из Англии, несмотря на блокаду, их агенты доставляли на континент шелка, табак, кофе, специи, сахар, спиртные напитки, экзотические фрукты и овощи, предметы роскоши. Благодаря дерзкому азарту, хватке и жажде наживы братьев-авантюристов впервые в истории Западной Европы появился «чёрный рынок». Как говорится, «кому блокадный забор, а кому прибыль без препон»...

Игорь Атаманенко

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: ,