shutterstock_99276842Очень скоро нас могут ждать большие перемены – и в науке, и в жизни.

 Выпускник МГТУ им. Баумана, успешный бизнесмен, совладелец группы компаний «Антарес» Дмитрий Павлов уже много лет вкладывает заработанные деньги... в науку, считая себя в первую очередь учёным. Один из его последних проектов – мини-наукоград под Муромом, где регулярно проходят научные конференции, физматшколы для одарённой молодёжи, семинары и лекции выдающихся российских и зарубежных учёных. А главным своим проектом он считает работающий в подмосковном Фрязине частный Институт гиперкомплексных систем в геометрии и физике, который сам основал и которым руководит. Цели и задачи у Института весьма дерзкие: ни много ни мало, изменить наши представления о мире, в котором мы живём, и качественно расширить возможности человечества.

 Обойдёмся без телефона

– Дмитрий, как получилось, что вы всем этим занялись?

– Ещё в студенческие годы я наткнулся на книжку М.А. Лаврентьева и Б.В. Шабата «Проблемы гидродинамики и их математические модели». Там была описана необычная алгебра – двойных чисел, которые с некоторыми несущественными отличиями являются зеркальным отражением алгебры комплексных чисел. Я был потрясён расширенными возможностями этой алгебры, и единственное, что оставалось непонятным, – какие геометрические пространства ей соответствуют. В конце концов родилась гипотеза, что именно такие необычные пространства лучше всего могут описывать наше реальное пространство-время, которое сегодня принято связывать с более известной геометрией Минковского. Идея захватила. С годами у меня появилась возможность привлекать профессиональных физиков и математиков, которым ставилась задача помочь разобраться с этой структурой в алгебраическом и геометрическом, а главное, в физическом плане.

 – В отличие от многих учёных, вы идёте от теории к практике, а не наоборот. Почему?

– Мы смотрим на конкретный простейший и красивейший математический объект, изучаем его как «мир идей», а потом в реальном мире путём эксперимента пытаемся обнаружить такие вещи, которых до этого не знали. Иногда такие эксперименты идут через «не могу», потому что наши сегодняшние физические представления далеко не везде стыкуются с этой красивой математической конструкцией. Мы, казалось бы, насильно втискиваем физику в математические рамки, и вдруг оказывается, что были правы. Именно так родились наши представления о гиперболическом поле.

 – Что такое гиперболическое поле?

– Это, по сути, новое фундаментальное поле, причём единственное, которое должно вмещать в себя все другие известные фундаментальные взаимодействия – гравитацию, электромагнетизм, сильные и слабые ядерные силы. Похоже, все они являются разными сторонами этого нового поля, которое мы условно назвали гиперболическим, а по сути оно является ни чем иным, как полем времени. Если это так, то у нас в руках инструмент, который при правильном использовании может нам дать гораздо больше, чем дало электромагнитное поле. Обратите внимание, почти все наши современные аппараты – диктофон, телефон, фотоаппарат, лазерная указка и так далее – это всё электромагнитные приборы. Почти вся современная промышленность в основном строится на электромагнитных принципах. А тут появился шанс изучить и использовать более интересное явление, которое сначала дополнит современные электрические устройства, а впоследствии, возможно, сделает их такими же ненужными, как паровой двигатель или телега. Это, например, создание сверхбыстрой космической связи, новых источников энергии, получения подробной информации о Вселенной, причём информации пространственно-временной. Сейчас мы проводим такие эксперименты.

Наталия Лескова

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в мартовском номере (№3, 2016) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,