Многие авторы, пишущие о 100-летии русских революций и Гражданской войны, не могут обойтись без рассказов о тех, кого в истории называют «валькириями революции»: Александре Коллонтай, Ларисе Рейснер, Инессе Арманд. А вот о той, чей след в тайных делах большевистской партии остался припорошенным архивной пылью и покрыт забвением, как правило, не говорится. Между тем Мария Фёдоровна Андреева – великолепная актриса, светская красавица – играла особую роль в революционном процессе: она была тайной агентессой РСДП(б).

МАМИНА ЛЮБИМИЦА

Мария Андреева родилась 4 июля 1868 года в Санкт-Петербурге, в актёрской семье. Её отец Фёдор Юрковский происходил из небогатой помещичьей семьи. Окончив Морской корпус, молодой гардемарин предпочёл служить Мельпомене, нежели посвятить себя флоту. Ко времени рождения дочки он стал уже главным режиссёром Императорского Александринского драматического театра. В стенах этого же театра служила и мать нашей героини – Мария Павловна Юрковская-Лелева.

Историки советской эпохи всегда пытались представить Марию Фёдоровну Андрееву дочерью небогатых родителей, относившихся к демократическим слоям общества. Это не совсем так, а если уж говорить полную правду, то это совсем не так. Достаточно будет сказать, что дядей её матери был крупный биржевой маклер Карл Иванович Шмелинг, а бабкой отца являлась фрейлина двора Анна Бычевская.

В семье Юрковских росли четыре дочери и сын. Матери из театра вскоре пришлось уйти и полностью посвятить себя воспитанию детей. Из всех она выделяла Машеньку, чья необыкновенная красота была видна уже в детстве. Неслучайно сам Илья Ефимович Репин несколько раз писал её портрет, а затем мамина любимица позировала ему для создания иллюстраций к «Маленьким трагедиям» А.С. Пушкина.

С годами красота Маши становилась всё ярче и ярче. Учиться её отдали в женскую Литейную гимназию, что находилась на углу Бассейной улицы и Литейного проспекта. Кстати говоря, в те годы здесь училась и Надежда Константиновна Крупская. Получив в 1886 году аттестат с отличием, Мария имела право остаться преподавать в своей гимназии. Однако любовь к сцене победила. Последовала учёба в драматической школе, год работы в театральной труппе П.М. Медведева в Казани и возвращение в Петербург.

КРАСАВИЦА, ОСЛЕПИТЕЛЬНАЯ, КАК СОЛНЦЕ

Первым избранником красавицы стал Андрей Желябужский – действительный статский советник (соответствовал чину генерала от инфантерии и адмирала – А.О.), главный контролёр Курской железной дороги, член правления Российского театрального общества. Мария, как она считала сама и как тогда говорили, сделала приличную партию. Хотя муж и был старше жены на 18 лет, но был человеком состоятельным, обладал тонким художественным вкусом и мог, являясь членом правления Российского театрального общества, содействовать театральной карьере жены.

В скором времени Желябужский получил новое назначение – старшим контролёром Закавказской железной дороги. Покинув столицу, супруги уехали в Тифлис (Тбилиси). Здесь, в Тифлисе, не без протекции мужа, Мария Фёдоровна экстерном сдала экзамены за консерваторию по классу вокала и фортепиано, здесь же начался и её артистический путь. Вся театральная общественность столицы Закавказья аплодировала красавице актрисе, ярко исполнявшей оперные арии и блестяще игравшей в классических спектаклях. Особенно неистовствовали молодые грузинские князья.

Говорят, что один из них, провозгласив тост за «великолепную артистку, ослепительную, как солнце, красавицу», осушив хрустальный бокал, даже разгрыз и проглотил его. Думаю, что именно после таких эскапад Андрей Алексеевич Желябужский и стал просить вышестоящее начальство о переводе на другое место службы, а его жена, дабы успокоить ревность мужа, взяла артистический псевдоним Андреева, по имени супруга. Вскоре этот псевдоним стал её фамилией.

В 1894 году супруги переехали в Москву. Привилегированный чиновник А.А. Желябужский и его семья заняли девятикомнатную квартиру в солидном доме в центре Москвы – в Театральном проезде. Глава семьи вступил в должность государственного контролёра Московского узла железных дорог.

А чем же занималась его супруга? Ну, во-первых, она была представлена генерал-губернатору Москвы. Сама Великая княгиня, жена генерал-губернатора, назвала её «несравненной» и предложила собственноручно написать портрет Марии Фёдоровны. Во-вторых, светская прелестница играла одиннадцать главных ролей на любительской сцене, что предопределило приглашение, сделанное самим К.С. Станиславским, поступить на службу в Московский Художественный театр. Муж-театрал этому не препятствовал. В это же время актриса ступила на революционную стезю.

Каким же образом Мария Андреева, дама из светского общества, прониклась идеями марксизма? Для своего сына Юрия она пригласила репетитором студента Московского университета Дмитрия Лукьянова. Однажды он, зная, что хозяйка великолепно говорит по-немецки, принёс затрёпанный том «Капитала» Карла Маркса и попросил его перевести. А далее Лукьянов познакомил актрису со своим другом – членом РСДРП М. Михайловым, а тот свёл её с Л.Б. Красиным, который являлся настоящим «серым кардиналом» партии, ибо заведовал партийной кассой и руководил боевой технической группой при ЦК. (В годы Первой мировой войны через Красина шли все денежные потоки, выделяемые немецким генштабом для победы большевиков и вывода России из войны.)

Постепенно игра в революцию и жажда острых ощущений приобщили красавицу-актрису к партийным интригам. Что же касается революционеров, то они видели, какую перспективную агентессу можно «вылепить» из Андреевой. Она была вхожа в высшее общество, владела, причём блестяще, основными европейскими языками, и, наконец, её умопомрачительная красота давала возможность заводить знакомство с теми людьми, кто обладал деньгами и информацией, столь нужными партийным лидерам.

Мария полностью оправдывала надежды: прятала подпольную литературу в непроверяемом железнодорожном купе мужа, заводила нужные знакомства и связи, собирала деньги на подрывную деятельность. Вот тут-то с ней захотел встретиться сам Ильич. Под видом лечения сына актриса выехала в Женеву, где эта встреча и произошла. Ленин был настолько восхищён красотой, обаянием и деловой хваткой хрупкой женщины, что сразу заявил о её приёме в члены РСДРП и присвоении партийной клички «Феномен». Ничего не утаивая в беседе с Лениным, Андреева рассказала и о взаимоотношениях с миллионером Саввой Морозовым.

Александр Обухов

Продолжение читайте в №3/2019 журнала «Тёмные аллеи»