«Это было раненое в самом начале жизни сердце...»
Ф. М. Достоевский

Не заживавшая рана

Конечно, дело было не в том, что во владении отца Ники – Алексея Некрасова находилось лишь сорок душ. Годами он вёл судебные тяжбы с сестрой за ещё одну крестьянскую душу. Дела в поместье были сильно запущены. С ранних лет отец брал маленького Ники, который рано научился читать и писать, с собой на выбивание долгов и недоимок с крестьянских домов, чтобы он вёл записи. Ники видел жестокие расправы, многочисленные проявления горя и нищеты. Видел тихие страдания матери, когда отец развлекался с приятелями и крепостными любовницами.

Мальчик старался быть ближе к матери, чтобы скрасить её одиночество. Она же всё свободное время посвящала его образованию – много читала, рассказывала об искусстве. Образ матери пройдёт красной нитью через всё творчество Некрасова. Ей он посвятит самые проникновенные строки. «И если я наполнил мир борьбою за идеал добра и красоты, и носит песнь, слагаемая мною, живой любви глубокие черты – о, мать моя, подвигнут я тобою! Во мне спасла живую душу ты!»

Ревнивые тревоги и мечты

У Панаевых собирался весь цвет петербургской интеллигенции. Прошедший огонь, воду и медные трубы журналистики, неудавшийся поэт и начинающий издатель, Некрасов познакомился с Толстым, Достоевским, Тургеневым, Гончаровым, Салтыковым-Щедриным, Белинским. Царила на вечерах красавица жена Панаева Авдотья Яковлевна, урождённая Брянская.

Авдотья Панаева происходила из артистической семьи. Её отец служил в Александринском театре. При крещении девочки 2 августа 1820 года в Троицкой церкви при дирекции Императорских театров в Петербурге восприемниками были князь Александр Александрович Шаховской и актриса Елизавета Сандунова.

Авдотья с юных лет отличалась красотой, гибким умом, физической утончённостью. Некоторое время её готовили к карьере танцовщицы. Она окончила Петербургское театральное училище. Но выступления на сцене успеха не принесли. В 1837 году она вышла замуж за начинающего писателя Ивана Ивановича Панаева и сразу же вошла в круг его литературных друзей.

Авдотья Яковлевна сама неплохо писала и публиковалась. Привлекательная брюнетка, прекрасно воспитанная и образованная, она считалась одной из самых красивых женщин Петербурга и с первой встречи произвела на 26-летнего Некрасова неизгладимое впечатление.
К моменту встречи с Николаем Алексеевичем Авдотья разочаровалась в отношениях с супругом, который изменял ей с актрисами и вёл разгульную жизнь. Однако о самой Панаевой говорили, что она холодна, завоевать её сердце не так-то легко и она очень порядочная женщина – хранит верность мужу, несмотря на его похождения.

В Авдотью был влюблён молодой Фёдор Достоевский, но добиться взаимности ему не удалось. Некрасов тоже не имел успеха вначале, Авдотья резко отвергла его ухаживания, отчего молодой человек, отчаявшись, едва не покончил с собой.

Некрасова спасла поэзия. Он признавался, что вдруг почувствовал, как что-то меняется внутри него. В нём пробудился глубокий лирический дар. Стихи буквально полились. Он пишет Авдотье одно стихотворение за другим. И наконец, её сердце тает. «Панаевский цикл у Некрасова, – отмечал критик Мирский, – это неподслащённый, несентиментальный, пронзительный, страстный и трагический рассказ о любви, которая приносит любящим больше страдания, чем радости». «Я не люблю иронии твоей, оставь её отжившим и не жившим. А нам с тобой, так горячо любившим, ещё остаток чувства сохранившим, нам рано предаваться ей!»

Продолжение читайте в №2/2021 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Виктория Дьякова