Одно время я увлекался поиском петроглифов. Они встречаются в труднодоступных урочищах на вертикальных поверхностях скал. Причем заметно, что они выполнены в разное время. Меняется техника исполнения, их стиль и композиция, плотность покрытия слоем скального загара. Невольно возникают вопросы. Зачем выбиты петроглифы? Какую смысловую нагрузку несут? Древние люди вели суровую борьбу за существование, и от безделья явно не страдали. Тем не менее петроглифов много, и самых разных. Значит, они играли какую-то важную роль в жизни племен. Это в основном реалистичные изображения животных: козлов, лошадей, оленей, волков. Но есть изображения многого другого, иногда неожиданного и трудно объяснимого. Вот – самый настоящий кит, у которого над дыхалом бьет фонтан воды. Выходит, правы ученые утверждающие, что по территории Западной Сибири вплоть до подножья Алтайских гор, совсем еще недавно на памяти людей гуляли морские волны. А вот изображение самого настоящего дракона. На удивление мало мы знаем даже сравнительно недалекое прошлое. Что было десять, пятнадцать тысяч лет назад? Для человека – это бездна времени, и тысячи поколений. Но сейчас речь не о возрасте петроглифов, и их потаенном смысле.

Их поиск занятие интересное, но на любителя. В тот раз у меня не нашлось спутников. Я, в одиночку, собрался в довольно глухое место, и взял с собою ружье и легкий спальный мешок. Дождя не предвиделось, и палатку брать не стал. Забрался далеко. Ночевать в таких случаях спокойнее, когда с одной стороны есть какая-то защита. На ночлег остановился у вертикального выступа скалы. Метрах в тридцати от него росло несколько стройных елочек, а ниже протекал небольшой ручей. На утро, для костра, я собрал сушняка. Заряженное ружье прислонил к скале. Спать улегся у, нагретого солнцем за день подножья скалы, и задремал. Проснулся рано, и хотел разжечь костер. Вдруг, как говорят, всей шкурой почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд из-за елочек. Леденящий, вызывающий оцепенение и ступор. Волосы на голове стали дыбом. С огромным трудом, преодолев наваждение, я схватил ружье, и выстрелил в ту сторону. Посыпались камешки, послышался топот и плеск воды. Все стихло. Торопливо перезарядив ружье, прижавшись спиной к скале, я напряженно всматривался в сторону деревьев. Вскоре взошло солнце и стало светло. Сжимая в руках ружье, я медленно и осторожно пошел к елочкам и спустился к ручью. На узкой полоске у его берега был след. Не копыта, или лапы зверя, а размазанный отпечаток … как у человеческой ступни. Я вернулся, вскипятил чай и перекусил. Продолжил свой поиск, и, через несколько сот метров, замер от удивления. На скале было изображение, то ли лешего, то ли йети. Не подобное ли существо нагнало на меня такой страх? Древний художник явно хорошо его разглядел, и высек на скале, как и других, вполне реальных животных.