Один случайный поступок тянет за собой другой, другой — следующий, а в конце возникает закономерность! — Джеймс Глейк «Теория Хаоса».

Сейчас 4.00 часа утра 9 января 2014 г. Я не знаю, почему я сел за компьютер и написал эту статью.

Эта история началась 20 лет назад, именно тогда я купил в одном из книжных магазинов книгу ярославского писателя фантаста Юрия Слепцова «Непомнящие». Сюжет книги рассказывает о Маленькой планете с нежным именем Лаймия, которая печально переживала последний акт своей трагедии. Она уже не в состоянии была прокормить и обогреть шестьдесят четыре миллиарда населявших ее жителей. Тусклая звезда Мимагевена не могла помочь Лаймии, потому что лучи ее увязали в смоге и не достигали поверхности планеты. И тогда лаймийцы решили искать, найти и переселиться на другую планету. Бескрайняя Вселенная подарила им благословенную Лаймю – Землю. Чтобы выжить некоторым переселенцам пришлось перенести свой разум в тела представителей местной фауны – муравьёв… Я не собираюсь пересказывать книгу, моя статья не об этом.

14 августа 2013г. Переставляя книги на полке, я наткнулся на «Непомнящих». Перечитал не отрываясь. Книга заканчивалась фразой «продолжение следует».

Пытаясь найти в интернете продолжение романа, ввожу в поисковиках: «Слепцов», «непомнящие», «Лаймия», «муравьй» в разных сочетаниях. Неожиданно поисковик выдаёт ссылку на фото с картины художника Сергея Лайска «Утро новой эры». Картина, как мне показалась, очень точно иллюстрировала роман Ю.Слепцова. Забыв на время о «Непомнящих» я стал открывать для себя Лайска. (С Юрием Михайловичем Слепцовым я потом познакомился. Он подарил мне три книги продолжение «Непомнящих», которые я с удовольствием прочитал. Но это совсем другая история). Многие из картин Лайска мне очень понравились, и, не откладывая, я написал Сергею предложение сделать выставку в Любимском историко-краеведческом музее.

Из рассказа Сергея Laisk.

Год был ужасный, одна беда за другой, отец умер, жена ушла. А удары только нарастали, думал всё – не выдержу. И тут ты с предложением сделать выставку в городе с названием «Любим». Конечно, согласился. И отпустило!!! Пеноплекс в руки попал, идеи нахлынули, опять ушел с головой в работу…

Выставку договорились открыть 20 декабря. Всё согласовали, отобрали работы, назначили время открытия на 12.00, разместили рекламу, всё шло по намеченному плану.

19.12.2013 г. В почтовом ящике музея приглашение мне принять участие в открытии и проведении Православной конференции 20.12.2013г. в 10.00…
И вот наступило 20 декабря. К 10.00 я отправился в Тихвинский храм на православную конференцию.

Православная конференция дело нужное и полезное, но как то мне было неудобно оценивать работы, которые мне уже довелось слушать и оценивать на только что закончившейся районной краеведческой конференции «Отечество». С облегчением передав почётное бремя судейства другим, я отправился в музей открывать выставку, тем более что, по моим расчётам художник уже должен был подъезжать к Любиму.

20.12.2013 г. 12.00 ч. Звонок Лайска.

— Виктор извини приехать не получается, открывайте выставку без меня. Попробую приехать 7января.

Не получилось приехать, придти, прибыть и т.д. не только у художника, но и у большинства посетителей, так или иначе изъявлявших желание присутствовать на открытии. Открывал выставку для себя, и малочисленной группы посетителей поддержавших меня в этот торжественный момент.

7.01.2014 г. 10.00 ч. Частым-частым стуком каблучков, сопровождала свой полёт юная смотрительница, пытаясь успеть, дотронутся до рабочего места хоть на один миг быстрей, чем вредные часы известят о начале рабочего дня. – Виктор Валентинович здравствуйте, там, в низу уже кто-то на выставку пришёл. Спустившись на первый этаж, я увидел сидевшего в кресле, Лайска. — Вот я и приехал. На этот раз получилось. (Получилось в этот раз не только у художника, но и у почти двухсот посетителей, пришедших в этот день в музей). Но пока было утро, залы музея ещё только наполнялись гостями. Я стал знакомить Сергея с экспозициями. Лайска сразу привлёк макет любимской крепости. – «Кто автор не известно, да»? спросил художник. «Да почему, известно», смутился я и назвал фамилию. А через мгновение, ушедшее на сопоставление фамилий мастера и директора, получил крепкое одобрительное рукопожатие. Мы шли по залам, всё больше и больше наполняющимся посетителями, я рассказывал, а Сергей с удовольствием примерял на себя кое-что из экспонатов.
В картинной галерее Лайск с интересом рассматривал картины из коллекции музея, и вдруг встал, как вкопанный у картин В.Курдюкова:

Что это, кто автор? Как просто и замечательно. Ты понимаешь, что он делает? Он же мир вывернул и в спираль скрутил.

Завершив осмотр музея, мы прошли в выставочный зал, уже полный посетителей. – Виктор, я не понимаю, что происходит, почему так много посетителей, они смотрят мои картины. В Ярославле не бывает столько людей на выставках. Мне очень хотелось сказать, что так у нас каждый день, но сдержался. Лайск несколько раз уходил из музея посмотреть город и возвращался вновь. Людей меньше не становилось. Тронутый до глубин души художник уже не мог сдержать эмоций – Я подарю вашему музею картину, выбирай! И дальше, видя, что я не могу выбрать среди двух картин, его щедрое сердце уже не могли остановить даже искусанные в кровь от избытка чувств руки – Дарю обе, это лучшее место…

Людей в этот день в музее и правда, было много в сравнении с другими годами. Вместо заявленных 15.00, мы закрылись уже после 16.00.

Причину объяснить трудно. То ли картины Лайска привлекли людей, то ли череда случайностей перешедшая в закономерность.