Жизнь после смерти. Возможно ли такое? Некоторые медики и парапсихологи отвечают на подобный вопрос с оптимизмом. Да и отряд серьёзных учёных, начинающих верить в возможность существования некоего загробного или параллельного мира и в вечное бытие души человеческой, в её возможную реинкарнацию, год от года неуклонно увеличивается. Но ведь человек может действительно жить вечно – в своих добрых делах, написанных книгах, музыкальных произведениях, картинах и архитектурных сооружениях. А ещё в творимых чудесах исцелений, в чудесах помощи людям в трудных житейских ситуациях. Даже если эта поддержка продолжается спустя века после смерти самого чудотворца…

Да, скажете вы, о подобных фактах мы знаем, да и журнал «Чудеса и приключения» постоянно уделяет внимание этой теме. А уж бесконечные очереди летом нынешнего года сначала у храма Христа Спасителя в Москве, а затем у стен Свято-Троицкой Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге ради поклонения ненадолго привезённым в Россию мощам Николая Чудотворца – самое яркое и свежее тому подтверждение: люди жаждут чуда и ждут помощи от святых угодников. И ведь порой получают! Но сколько ещё в православном мире святых и удивительных храмов и монастырей, где человек буквально вымаливал реальную помощь или невзначай получал её лишь благодаря искреннему стремлению постичь чудо? Тысячи! Самое удивительное ещё и то, что места, где стоят храмы и монастыри, где покоятся останки святых, являются своеобразными местами силы, точками пересечения многих жизненных линий известных и позабытых людей и исторических событий. Нет, не всё случайно в нашем мире…

Эта святая обитель на высокой меловой горе за века своего многотрудного существования стала своеобразной вершительницей судеб великого множества народа. Одни нашли здесь утешение, немногие – упокоение, другие обрели здоровье, третьи получили здесь хлеб и кров, немало и тех, кто, добравшись сюда, на берега реки Северский Донец, преодолев тяготы, искушения, сомнения, обрёл новое видение своего бытия, определил для себя, говоря современным языком, новые тренды и приоритеты в личной или семейной жизни, в работе или творчестве, в вере…

Лето 2017 года. Украина. Донецкая область, та её часть, которая не вошла в состав известной на весь мир непокорной ДНР. Неподалёку расположены так часто упоминаемые и печально известные нам по телевизионным сюжетам Первомайск, Дебальцево, десятки городов, сёл и станиц, где время от времени гремят орудийные залпы, свистят пули, горят и рушатся жилые дома, гибнут люди. Три года назад в этот район устремились тысячи, десятки тысяч беженцев, которые затем большей частью перебрались к нам, в Россию. Перевалочным пунктом для многих семей, особенно с детьми и стариками, стала православная обитель – Свято-Успенская Святогорская лавра, расположенная в городе Святогорске. Отсюда рукой подать до таких городов, как Изюм, Славянск, Донецк и Луганск, но главное, рядом трасса Киев – Ростов – без преувеличения современная «дорога жизни» для тех, кто сделал свой судьбоносный выбор и решил навсегда связать себя с Россией…

На первый взгляд в стенах этого монастыря, находящегося в юрисдикции Украинской православной церкви (Московского патриархата), тишь да гладь, круглосуточное молитвенное послушание, подчёркнутая неспешность насельников, скромная трапеза, набожность редких теперь паломников… Но человек, попавший сюда впервые из нашего суетного мира, сразу же ощущает мистическую силу этого места. И вовсе не случайно, что в стенах обители в разные годы подвизались семнадцать святых русской православной церкви. Свои произведения монастырю посвящали Иван Бунин, Антон Чехов, Фёдор Тютчев, путешественник, писатель и журналист Василий Немирович-Данченко. История же здешнего края и вовсе пестрит знаковыми именами. Здесь и Богдан Хмельницкий, и коварный гетман Пётр Дорошенко, и всесильный Григорий Потёмкин… Но не они влекут сюда путешественников, не их в первую очередь поминают в молитвах в возрождённых храмах.

В нынешнем году в обители отмечается две памятные даты – 25-летие возобновления монашеской жизни и 150-летие преставления святого Иоанна Затворника, удивительного чудотворца и прозорливца, снискавшего фантастическую популярность у верующих и нашедшего здесь своё упокоение.

История Святогорского Успенского монастыря, в начале XXI века получившего статус лавры, уходит своими корнями в баснословно далёкий XVI век. Большая же часть дошедших до нас храмовых построек и келий относится к XIX столетию. В это время окрестности монастыря считались курортным местом, где развивалось входящее тогда в моду кумысолечение, река Северский Донец была судоходной, что способствовало развитию торговли, вокруг было много богатых усадеб, а потому обитель не могла пожаловаться на скудное житьё. События вековой давности круто изменили судьбу монастыря и его насельников. Здесь была колония, затем дом отдыха для шахтёров Донбасса. К началу Великой Отечественной войны монастырь лишился былого величия: храмы были закрыты и полуразрушены, монахи исчезли, богатая ризница опустела. Но главной его ценностью были и остаются по сей день многокилометровые и многоярусные пещеры-катакомбы, высеченные вручную монахами в меловых горах. Местные легенды вселяют надежду, что монастырские сокровища, часть которых была спрятана от алчных большевиков, а затем и от оккупантов в тайных уголках пещер, будут рано или поздно найдены. А может, их уже и нашли: несмотря на политический и экономический кризис на Украине, судя по внешнему виду отреставрированных построек, дела в лавре идут явно неплохо. Попадая в лабиринт катакомб, испытываешь удивительные ощущения, граничащие с видениями. Без сомнения, эти феноменальные пещеры достойны пристального исследования учёных. Впрочем, есть сведения, что в 1942–1943 годах их уже тщательно обследовали… специалисты из нацистского Аненербе. Какое арийское «наследие предков» пытались отыскать здесь фашисты, мы вряд ли узнаем, но духовным наследием наших славянских и православных предков, долгие годы затворнически живших в пещерах, мы можем только восхищаться.

Вечером 11 августа 1867 года над полями и лесами, хуторами и городками тогдашнего Изюмского уезда Харьковской губернии сгустились невиданные даже старожилами свинцовые грозовые тучи. Они принесли сильную бурю с ливнем, громом и молниями. В это время в больничном корпусе Святогорской обители монахи снимали с умирающего 72-летнего схимника тяжкие вериги и внушительный медный крест, которые затворник носил почти два десятилетия. На рассвете, как гласит монастырское предание, «отделилась душа его от тела. Шумевшая буря и гроза, вслед за кончиною затворника, сменилась тишиною и благорастворенностью освеженнаго дождём воздуха».

Так под буйство стихии ушёл в мир иной человек, жизнь которого в иконописных образах, в памяти народной и в творимых по сей день чудесах продолжает своё неспешное течение...

Александр Нефедов

Продолжение в №8/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 40 — 44

Похожие статьи:

Теги: , ,