Ещё задолго до того, как Ухань «прославился» эпицентром всемирной эпидемии коронавируса, в небе над этим китайским городом произошло ожесточённое сражение между эскадрильями советских и японских лётчиков. А случился жаркий и кровопролитный бой в далёком 1938 году, в канун Второй мировой войны. Вот только официально «сталинские соколы» в той битве участия не принимали.

Бой с тенью

Кульминация сражения за небо Уханя произошла 29 апреля, в день рождения императора Хирохито. Тогда на город обрушились 18 японских бомбардировщиков под прикрытием 27 истребителей. Для отражения нападения защитники города задействовали все имевшиеся у них в наличии 64 истребителя И-15 и И-16, причём пилотируемые не только советскими, но и китайскими лётчиками. Тот получасовой бой стал самым крупным и ожесточённым воздушным сражением за все годы японо-китайской войны. В результате своего налёта японцы недосчитались 11 истребителей и 10 бомбардировщиков; потери защитников уханьского неба составили 12 истребителей.
Боевые действия Страны восходящего солнца против Поднебесной империи начались за год до описываемых событий и продолжались вплоть до разгрома Японии в 1945 году. В самом начале войны островная империя попыталась внезапно захватить Китай и первоначально даже развила значительный успех в этом направлении, захватив столичный Пекин и крупнейший город страны Шанхай. Тогда политический вождь Поднебесной, судьба которой стала висеть буквально на волоске, Чан Кайши обратился за помощью к Москве. Ради сохранения своей страны от вражеской оккупации китайский лидер даже развернулся на 180 градусов к своим местным коммунистам и легализовал компартию Китая. В Кремле такой порыв оценили, и в августе 1937 года Советский Союз и гоминьдановский Китай заключили пакт о ненападении. И уже в следующем месяце в Поднебесную прибыли первые партии советской техники и группы военных специалистов.

Благодаря внушительной советской военной помощи и опытным военспецам японский план по полному подчинению себе ресурсов Китая потерпел фиаско. Продвижение потомков самураев вглубь страны застопорилось. Впрочем, в содействии Китаю со стороны Страны Советов была одна существенная особенность: дабы не злить понапрасну японского тихоокеанского тигра, советская помощь оказывалась Поднебесной неофициально. И хотя для всех это был своеобразный секрет Полишинеля, но ввиду тогдашней крайне сложной международной обстановки мировая общественность предпочитала не вмешиваться в локальный военный конфликт.

Китайский Сталинград

Как же советские лётчики оказались в Ухане? В этот китайский город они прибыли в конце 1937 года, эвакуировав свои авиаподразделения из Нанкина. Незадолго до этих событий вошедшие в середине декабря в Нанкин японцы учинили в городе жуткую резню, жертвами которой пали до 300 тысяч пленных и мирных жителей. Накануне же нового, 1938 года советская авиагруппировка в Ухане пополнилась свежими силами, общее командование которой было возложено на Алексея Благовещенского.

В Китае он воевал на самолёте И-16, прославившемся ещё во время гражданской войны в Испании и получившем от наших воздушных асов ласковое прозвище «ишачок», тогда как испанские фашисты окрестили его далеко не благозвучным именем «крыса». Боевой счёт Благовещенского в небе над Уханем – 7 личных побед и 16 в группе – превосходит показатели лучших советских лётчиков-добровольцев, сражавшихся несколькими годами ранее за республиканскую Испанию. Впрочем, лучшими из лучших в воздушной битве за Ухань, прозванный впоследствии за интенсивность и ожесточённость боёв китайским Сталинградом, оказались результаты, продемонстрированные бомбардировщиками под командованием Фёдора Полынина.

Автор: Алексей Прокопчук

Продолжение читайте в сентябрьском номере (№9/2020) журнала «Чудеса и приключения»