Английский публицист Эрнст Генри, а на самом деле советский разведчик, ещё в 1935 году издал в Лондоне вызвавшую большой резонанс книгу «Гитлер против СССР», в которой предсказал весь ход Великой Отечественной войны, показал расклад сил, описал все основные сражения и финал гитлеровской авантюры.

Теперь, когда те события уже в прошлом, и мы, перемахнув через пропасть времени и зная, что и как произошло в действительности, можем беспристрастно всё оценить. Но с неимоверным трудом верится, что человек силой логики, знания реальных взаимоотношений между странами и людьми – их стремлениями и замыслами, явными и тайными, мог реально увидеть будущее. Но ему это удалось…

Настольная книга Сталина

Эрнст Генри с поразительной точностью предсказал наступление и ход Второй мировой войны и главное для нас – Великой Отечественной. Более того, он не просто где-то, понизив голос, дабы бдительные друзья не услышали – настолько его предсказание было крамольным, – но и чтобы действительные, закордонные враги его не услышали, не смогли сделать спасительных для себя выводов, приготовлений и не успели предотвратить развитие военных событий в свою пользу. Он это предсказание сделал во весь голос! Сначала его книга «Гитлер против СССР» вышла в Англии, потом в США и – поверить в это трудно! – у нас в стране, в 1937 году! Когда не было и речи о пакте Молотова и Риббентропа, который якобы дал нам передышку перед войной, а на самом деле вооружил, если так можно сказать, нашего Верховного главнокомандующего беспочвенной верой в порядочность явных врагов, их честность в дипломатических миссиях.

Книга Эрнста Генри вышла в Москве большим тиражом, 20 000 экземпляров, и очень быстро разошлась. Сведений о том, кто по большей части её покупал – военные или цивильные граждане, думающие о судьбах родины, не сохранилось. Известно, что вождь народов не только знал об этой книге, но и держал у себя под рукой, пряча в стол всякий раз, когда в его кабинете мог оказаться посторонний. Похоже на правду. Очень похоже. Во всяком случае, близкие к вождю соратники в своих мемуарах не раз вспоминали об этой книге на его столе.

Курьер Коминтерна на необитаемом острове

Я знал автора той умопомрачительной книги, Эрнста Генри: он бывал в редакции «Комсомольской правды» в начале шестидесятых годов прошлого века, где автор этих строк уже вовсю мазал весло на галере под названием «Клуб любознательных» в качестве капитана, его ведущего. Скажу честно, этот человек необыкновенным совершенно не выглядел, наоборот, как мне казалось тогда, по привычке и безо всяких усилий с его стороны казался обыкновенным: одет был скромно, в расхожий серый советский костюм, говорил очень мало, а если выслушивал, то с непременной улыбкой интеллигентного человека, предупредительно вежливого, и неожиданно весьма оживился, когда узнал, что я жил на необитаемом острове в Тихом океане, проигрывая ситуацию потерпевших кораблекрушение, исключительно для того, чтобы мой опыт оказался полезным для тех, кто в реальной жизни и не по своей воле попадёт в такую же ситуацию. Сказал: «Знаете, я тоже… – сделал паузу, – в своё время мечтал пожить на необитаемом острове. Просто для того, чтобы лучше понять Робинзона Крузо…»

Ему и шестнадцати лет не было, когда он стал официальным курьером Коминтерна и большую часть своей жизни прожил среди людей, часто ощущая себя как бы на необитаемом острове: среди людей – но в вынужденном одиночестве, потому что того требовала его работа, полная конспирации. Он в совершенстве постиг науку менять внешность, голос, даже походку и всегда был в полной готовности к неожиданному удару сзади. Когда он появился у нас в редакции, я не знал, что его настоящее имя – Семён Николаевич Ростовский, что в Англии и в Германии он слыл известнейшим публицистом и что Эрнст Генри – его псевдоним, выдуманный не то секретаршей, не то женой писателя Герберта Уэллса, и что по женской части он был ходок в полном смысле этого слова. Что, кстати, существенно помогало в его работе.

Он родился в 1904 году в Витебске, в далеко не бедной семье: отец – известный заводчик, хозяин спичечной фабрики, торговал и льном. Мальчик стал десятым ребенком в семье. Ещё в гимназии увлёкся политикой, принялся делать первые попытки писать – высказываться по всяким внешним поводам и, разумеется, только мечтая, что его когда-нибудь станут печатать в газетах. Я встречался с Семёном Николаевичем и вне редакции – в гостях у замечательного довоенного репортёра «Комсомолки» Евгения Ивановича Рябчикова, и вот тогда, за столом, Семён Николаевич позволял себе вспомнить о том далёком своём прошлом. С улыбкой, конечно же, как вспоминают о чём-то дорогом, но безвозвратно канувшем в историю.

Как попал в Германию? К отцу кинулся. Тот в 1914 году, с началом Первой мировой, был арестован немцами, интернирован в Германию, но только через пять лет, с советским паспортом сын сумел прорваться в Берлин к уже освободившемуся отцу. Там Ростовский, не Эрнст Генри, сошёлся с местными комсомольцами, и всё вокруг него закрутилось. Пошли всякие подпольные дела – явки, листовки, всё больше и больше он погружался в политику. Впрочем, не оставляя мыслей о журналистике. Несколько раз его всё-таки арестовывали, он даже попадал в тюрьмы, но всегда удавалось выкрутиться. Начал печататься в немецких газетах, подписывался своим настоящим именем. Вскоре в Германии выходят его первые книги – «Концентрация капитала» и «Динамика нового германского империализма».

Леонид Репин

Фотография: Shutterstock.com

Продолжение читайте в №5/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,