В 1941 году на защиту Родины поднялся весь многонациональный Советский Союз. На войне происходили тысячи самых невероятных событий и складывались ситуации, которые не способны выдумать даже мастера детективов и фантасты. Они удивительно разнообразные, редкие, непредсказуемые, иногда – мистические.

 Запомнил звук, несущий смерть

Летом 1944 года линия фронта с ожесточёнными боями передвигалась на запад. В одной из сожжённых белорусских деревень старшина зенитной батареи 37-мм пушек ПВО, в которой служил Семён Раневский, подобрал единственную уцелевшую живую душу – рыжего котёнка, назвал его Рыжиком и поставил на довольствие как седьмого члена расчёта. Батарея прикрывала переправы, аэродромы и другие объекты.

Котёнок вырос и поправился, стал любимцем солдат. Старшина приметил, что за минуту перед налётом Рыжик поворачивался мордочкой в ту сторону, откуда должны появиться вражеские самолёты, и глухо рычал. Видимо, он навсегда запомнил звук, несущий смерть. Затем он исчезал неизвестно куда и появлялся только после отбоя воздушной тревоги. Такую способность Рыжика оценила вся батарея, и результативность отбоя вражеских атак возросла на порядок. Приведённые в боевое положение и уже направленные в ещё невидимого противника, пушки били метко и эффективно. Солдаты доверяли коту, его авторитет возрос, и связист полка, пытавшийся его пнуть, сразу получил по физиономии.

В конце апреля 1945 года батарея отдыхала. Вдруг Рыжик недобро зарычал на восток, хотя там был тыл, шерсть на нём стала дыбом. Коту уже давно верили безоговорочно. За десяток секунд батарею привели в боевую готовность, и стволы пушек на всякий случай навели на восток. Оттуда появляется наш истребитель, за которым тянется дымный шлейф, а у него на хвосте висит немецкий FW-190. Батарея дала две очереди, и он воткнулся в землю в полукилометре от её пушек. Истребитель на развороте качнул с крыла на крыло и ушёл в сторону аэродрома. На следующий день лётчик – вся грудь в орденах – в благодарность за своё спасение привёз чемодан с подарками: спирт, сало и т.п. Говорит: «Как вы так оперативно оказали мне помощь, ударили точно в цель, кому сказать спасибо?» Ему показали на кота, но он не верил, пока старшина не рассказал ему о способностях Рыжика. Лётчик приехал на батарею ещё раз и привёз для своего спасителя два килограмма свежей печёнки.

Штурмовик сбил «Мессера»

После штурма деревни Глухая Горушка откуда-то сбоку, светясь пулемётными очередями, на «Ил-2» Талгата Бегельдинова заходит «Мессер» и, не рассчитав скорости, проскакивает мимо. Затем разворачивается и снова пристраивается ему в хвост, но Талгат рванул штурвал, ушёл вбок и вниз, «Мессер» снова проскочил мимо и, чтобы сбавить скорость, выпустил шасси. Стал крутиться около, но находился в мёртвой зоне «Ила», способного только к лобовой атаке. А если напасть самому? План атаки созрел моментально. Талгат рванул самолёт вверх, набрал высоту, а затем – в пике, немец следовал за ним и упустил момент, когда «Ил» рывком ушёл в сторону, и «Мессер» оказался впереди, точно в прицеле штурмовика. Талгат нажал гашетку, «Мессер» окутался дымом и полетел к земле, к нему бежали наши солдаты.

На изрешечённом пулями самолёте Бегельдинов с трудом дотянул до аэродрома. Из девяти «Илов» из боя вернулось только четыре. О схватке с «Мессером» Талгат говорить не стал. Был строжайший приказ: в бой с истребителями не вступать. Утром ему было приказано прибыть к командиру дивизии – герою СССР Каманину. В штабе тот вышел из-за стола и протянул руку Талгату: «Та-а-к, значит, ты и есть старший сержант Бегельдинов Талгат из Казахстана. Рассказывай, как ты «Мессера» сбил. Это же надо! За всю войну не было такого, чтобы штурмовик «Ил» в воздушном бою, один на один, сбил его! Твой бой видели артиллеристы, ЧП на всю армию! Ну молодец, ну лётчик! Вы представляете, что он сделал? Он напрочь опрокинул представления о возможностях «Илов». Чтобы мерятся силами с истребителем противника, не могло быть и речи – беги, спасайся, на бреющем. А он принял бой и сбил гада, да какого? Капитана фон Дитриха, награждённого крестами за подвиги в Испании, Франции, на Балканах». В десятках других боевых вылетов на глазах Талгата гибли товарищи, их ранили, они прыгали с парашютом из горящих машин, а он был как заговорённый. Его считали везунчиком, но Фортуна – дама капризная, и будущему дважды Герою Советского Союза Бегельдинову ещё пришлось хватить лиха.

 Крик петуха

Осветительные ракеты постоянно висели над разведчиками, по уши вжавшимися в холодную весеннюю грязь на рыхлом крестьянском поле. Они выжидали подходящий момент для броска на огневую точку, которую засекли заранее. Лежали у самых немецких окопов неподвижно, час за часом, боясь пошевельнуться и выдать своё присутствие. Под Леонидом случайно хрустнула льдинка, и сразу же соседний тёмный бугорок недобро сверкнул в его сторону глазами взводного. Брать «языка» им не впервой, но долгожданной темноты нет и нет. Позади, на нейтральной полосе, прокричал их общий любимец – петух Петя, которого они спасли от немецких гурманов и заботились, снабжая его запасами корма. Над разведчиками, пересекая линию фронта, протарахтел «кукурузник». Он тоже, как и они, полуночник. На таких тихоходах обычно проходили службу военные лётчицы. Мощные взрывы донеслись со стороны железнодорожного разъезда, и в небо устремились нити трассирующих пуль. С радостью Леонид увидел, как, прижимаясь к земле, возвращается храбрый «кукурузник». Петух вторично прокричал во всё горло, как бы советуя не терять чувство времени и выбраться до рассвета. Они отползли к селу. Долгая ночь, нервное напряжение и прочие неприятности пока оказались ни к чему. Завтра всё опять начинать сначала, никто не будет брать за них «языка». Вдруг над домами села и деревьями взметнулись тёмные султаны разрывов.

 Разведчика замуровали

Вокруг горящего дома суетливо бегала молодая женщина, волосы растрёпаны, платье в грязи, в больших испуганных глазах плясали блики пожара. Откуда она тут взялась? Приказ об эвакуации гражданского населения выполнялся строго. Видимо, вернулась, чтобы забрать что-то в доме. Артналёт усилился, и Леонид юркнул в ближайшую вырытую щель, рассчитанную на одного. Вдруг на него навалилось что-то мягкое и тёплое, та самая растрёпа, что недавно бегала по пожарищу. Артналёт нарастал, женщина сверху тряслась от страха и с силой втискивалась широким задом в узкую щель. Вначале Леонид по-рыцарски терпел своё неудобство, потом стал задыхаться в закупоренной как пробкой норе. Несмотря на его отчаянные попытки освободиться, он мог задохнуться через несколько минут. Стала вполне реальной не геройская смерть где-то в разведке или на поле боя, а, извините, под… женским задом. Леонид уже потерял надежду, но артналёт прекратился, и женщина выскочила из щели. С каким наслаждением он впитывал весенний воздух пополам с дымом! Рассвело, и он заметил россыпь янтарных пшеничных зёрен. Жители, покидая село, прятали добро в землю, а снаряды перепахали её и обнажили тайные клады. Леонид сунул в карман пару горстей для Пети, который ждёт не дождётся своих кормильцев – разведчиков.

Второй день рождения комбата

В тяжёлые дни отступления 1942 года раненый 18-летний красноармеец Михаил Алексеевич Пупков 13 дней, где ползком, где опираясь на винтовку, уходил со своей частью, пока не попал в медсанбат. Потом были жестокие бои в Сталинграде и на Днепре, гибель товарищей и учёба на курсах младших командиров. У города Черкассы на роту капитана Пупкова ринулось 30 танков и несколько огнемётов. Пять танков подбили артиллеристы, три сожгли бойцы роты, но остальные продолжали атаковать. Один из них шёл прямо на уже раненого Пупкова. Он бросил повреждённой рукой гранату, но не угодил. День был дождливый. Танк поднялся на бруствер, мокрые стенки траншеи под его тяжестью развалились, и танк прошёл через капитана. Бойцы забросали танк гранатами и откопали окровавленного командира. Он был без признаков жизни, и в таком состоянии его отправили в госпиталь. Он вернулся «с того света» и считал момент этого боя своим вторым днём рождения. Вскоре Пупков командовал батальоном, который отличился в Ясско-Кишинёвской операции, при форсировании Дуная в районе Будапешта, а затем и на территории Австрии. В боях под Веной гвардейцы захватили крупнейший завод-арсенал, где было 200 танков и другая техника. В марте 1945 года Пупкову было присвоено звание Героя Советского Союза. После освобождения Вены его батальон провёл последний бой на безымянной высоте, с которой молодой сухощавый капитан со шрамом на правой щеке и боевыми орденами на груди увидел белый флаг – знак безоговорочной капитуляции фашистов.

Валерий Каменев

Фотография: Shutterstock.com

Теги: , , ,