Как-то раз гвардейский поручик Юрлов посетил в Петербурге по поручению князя Владимира Фёдоровича Одоевского (1804–1869) Антона Марковича Гамулецкого (1753–1850), 96 летнего отставного полковника, известного на всю столицу своими диковинными механическими «штуками» (механизмами) и слывшего магом и кудесником. Князь был помощником директора Петербургской публичной библиотеки и увлечённо собирал всякие сведения и факты, относящиеся к категории различных суеверий и предсказаний. Гамулецкий же, несмотря на свой более чем преклонный возраст, был бодрым и подвижным стариком, обладавшим необыкновенно ясной памятью.

Войдя в доверие к Гамулецкому, Юрлов частенько засиживался у него допоздна. Однажды хозяин снизошёл к мольбам поручика и показал ему его будущую невесту. Старик провёл Юрлова вместе с его приятелем Цедилиным в небольшую комнату, в которой на столе стояла хрустальная ваза, наполненная водой, а рядом лежал гладко отполированный тёмный камень.

Хозяин разъяснил своим молодым гостям, что в приготовленных им для опыта предметах нет ничего таинственного или загадочного, а камень – турмалин – «насыщен», как выразился
старик, солнечными лучами и после помещения в воду будет освещать её изнутри. Явление же невесты, если такое случится, будет лишь результатом воли Гамулецкого и произойдёт без
каких-либо заклинаний. «Придёт время – наука объяснит и это», – сказал старик. 

Гамулецкий сразу предупредил Юрлова, что в его власти вызвать отражение лишь тех событий, «кои совершатся при его жизни». А поскольку ему, почти столетнему, осталось жить всего лишь несколько лет, то видение может и не появиться.

Юрлов с Цедилиным заворожённо глядели на странно светящуюся воду. По прошествии около десяти минут в ней вдруг ясно стала видна комната, в которой за роялем сидела молодая девушка необыкновенной красоты. Рядом с нею стоял мужчина с бледным лицом и длинными волосами, указывающий что-то красавице в нотах. 

Эта картина навсегда отпечаталась в памяти Юрлова. Минут пять он вместе с Цедилиным (также видевшим ту же картинку в воде!) любовался видением. Затем в вазе послышался странный треск и… видение иcчезло.

Всё это время Гамулецкий сидел напротив своих гостей в глубоком кресле и пристально смотрел на изображение в вазе. Когда же поражённые зрелищем гости старика пришли в себя и встали, Антон Маркович сказал Юрлову: «Итак, милый друг, ты видел свою невесту, но не радуйся, женой она тебе не будет!» – «Почему же?» – спросил Юрлов. «Ну, это мой секрет!» –ответил ему Гамулецкий.

Через полгода, по свидетельству самого Юрлова, он познакомился с семейством П-и и узнал среди членов семьи «самый точный оригинал своего видения». Состоялась помолвка. Но свадьбу пришлось отложить по случаю Венгерского похода русской армии, а когда Юрлов из него возвратился, то невеста – увы! – уже была за другим. Однако другой персонаж того видения, учитель музыки Лауэ, сделался на долгие годы истинным другом гвардейского поручика.

Из «Отечественных записок», 1849

Теги: , ,