Двоюродная сестра моего деда эстляндского дворянина Евстафия Евстафьевича фон Смиттена вышла в 1789 году за премьер-майора Михаила Богдановича Барклая-де-Толли. У деда был сын Густав, служивший в Кавалергардском полку, а впоследствии адъютантом при военном министре генерале от инфантерии Барклае-де-Толли, при котором он находился в 1812 году.

26 августа, на третий день Бородинского сражения, дядя Густав был ранен пулею в левое колено, и хотя свалился со своей буланой лошади, но имел ещё столько присутствия духа и силы, что, уже лёжа на земле, обвязал раненое колено носовым платком, а потом лишился чувств.

Доморощенный походный конь его, освобождённый от седока, помчался как будто за помощью и действительно отыскал денщика дяди, чухонца Егора, который, почувствовав недоброе, сел на коня и был приведён разумным животным к той самой куче мёртвых тел, между которыми в беспамятстве лежал его хозяин.

Из-под Бородина дядя Густав был отправлен в Рязань, где ему сделали 15 операций, чтобы извлечь пулю из кости, но напрасно.

Когда дед рассказывал Барклаю-де-Толли все подробности этих бесконечных операций, то сидевший рядом доктор слушал его тягостный рассказ с большим вниманием. По окончании обеда он спросил у деда, нельзя ли ему взглянуть на рану сына? Получив согласие, он уже через полчаса был у больного с ящиком инструментов. Осмотрев рану, доктор спросил дядю, есть ли у того достаточно доверия к нему, чтобы согласиться ещё на одну операцию. Дядя ответил, что он пережил уже столько непереносимых мучений, что благодарен всякой помощи.

Раненому дали дозу опиума, положили на невысокий стол, и доктор ввернул в пулю, сидевшую выше чашечки колена, нечто вроде штопора и вытащил пулю из раны зубами – вместе с красным сукном от лампаса. Операция была закончена. Трудно себе представить радость всей семьи.

Дед не знал, чем отблагодарить замечательного доктора. Оказалось,что доктор – человек совершенно одинокий, ни в чём не нуждается, благодаря воспитанию и покровительству, данному ему покойной Екатериной II, и занимает высокий пост между российскими медиками. Разговорились…

Доктор сказал, что родителей своих не знает, что он найдёныш и всю свою жизнь не перестаёт благодарить какого-то доброго человека. Он спас его от гибели и передал на попечение императрицы, которая, узнав о его способностях к медицине, отправила его на учёбу, где ему дали фамилию Виллие. «Так, видно, не узнать мне, кто был тот добрый человек, которому я обязан всем», – заключил свой рассказ доктор. «Это был я», – вдруг сказал дед и рассказал историю о спасении много лет тому назад двухлетнего мальчика во время военных действий. Ребёнка нашли в канаве, он погибал от голода и холода. Это было в 1770 году, когда его полк возвращался из Пруссии. Деть мальчика было некуда, и молодой офицер привёз его в Санкт-Петербург и обратился с прошением к императрице Екатерине II, умоляя поместить сироту в какое-нибудь казённое заведение. Просьба его была уважена.

«Мы поквитались – вы спасли мне единственного сына», – проговорил дед сквозь слёзы.

P.S. Виллие Яков Васильевич (1768–1854), лейб-хирург Российского императорского двора.

Из семейной хроники Евстафия фон Смиттена

 «Русская старина», 1876

Похожие статьи:

Теги: ,