Моей слепой бабушке было за восемьдесят. Зрение она потеряла в 1812 году от пролитых слёз. С тех пор чувствительность её развилась чрезвычайно. Не видя человека, она всегда знала, какие чувства его волнуют, в каком настроении мы, дети, пришли к ней. Когда умер её брат, семья в течение нескольких месяцев, оберегая покой, скрывала от бабушки печальную новость. Это было не так уж трудно сделать: брат жил в Петербурге, а мы в Москве. Бабушку мы уверяли, что брат её исправно пишет, и даже зачитывали отрывки из писем, стремясь не зародить какие-либо подозрения. Накануне именин брата она, как всегда, велела горничной сходить к ранней обедне и принести просфору. В тот день бабушка проснулась очень рано, нетерпеливо позвонила горничной и в слезах и гневе сказала: «Не грех ли вам было так долго меня обманывать? Я видела во сне брата, он сказал мне: «Полно тебе молиться о моём здравии, помолись за упокой души моей». И он назвал день и час своей смерти.

Из воспоминания
Е.А. Хвостово, 1869
Фотография — shutterstock.com ©

Теги: ,