В XVI веке в ряде европейских стран был издан сборник под названием «Римские деяния». Нравоучительные рассказы эти представляли собой некий итог общечеловеческой мудрости, накопленной в веках. Сличив текст «Римских деяний» с текстом лучшего романа Вольтера «Цадиг», обнаруживаем почти буквальное повторение! Это ли не плагиат? Или, может быть, всё-таки подражание? Отнюдь. Подражание проявляется в сходстве главной идеи, основного мотива, ведущих черт характеров героев, но не в буквальном тождестве фабулы во всём её развитии и деталях. Подражал Пушкин в «Евгении Онегине» Байрону, в «Борисе Годунове» – Шекспиру. Подражал «Королю Лиру» Островский в пьесе «Свои люди – сочтёмся». Но это подражание не препятствовало нашим авторам развить своё, вполне самобытное творчество, гениально воспроизвести черты русской истории, русского общественного и народного быта. Заимствовал и Шекспир из тех же «Римских деяний» какие-то черты, характеристики героев для своих трагедий «Король Лир», «Кориолан», «Сон в летнюю ночь», «Отелло». Но это заимствование не мешало ему гениально создавать целостные характеры. Заимствовали Флобер и Золя. Но ни у кого из новых и новейших писателей таких заимствований, как у Вольтера, мы не находим. Не вправе ли критика поставить вопрос о качестве других, по крайней мере, некоторых произведений Вольтера, несмотря на то что с момента его кончины прошло более ста лет?!

Профессор Н. Барсов
«Русский архив», 1892

Теги: , ,