Одно из самых печальных явлений, обнаружившихся за время войны, как-то мало обращает на себя внимание. Я имею в виду почти полное отсутствие у нас творческой исторической мысли. Традиционный характер нашего мышления очень плохо приспособлен к постановке творческих исторических задач, к мировым перспективам. Наша национальная мысль всё ещё грешит провинциализмом, и направлена она главным образом на сведение отрицательных счётов. Россия была внутренно слишком разодрана и поглощена мелочными политическими распрями, партийными счётами, групповыми социальными антагонизмами, закрывавшими всякие большие мировые, исторические перспективы. Безвластное русское общество не могло ощутить ответственности за решение мировых судеб России. Мировая война, естественно, должна была бы направить национальную мысль на мировые задачи. Казалось, должны были бы быть сделаны попытки осмыслить войну, определить место России в мировой жизни, осознать своё призвание. Подлинное национальное самосознание ставит бытие нации в перспективу мировой истории, оно преодолевает провинциализм национальной жизни и национальных интересов. Зрелое национальное сознание есть также сознание всемирно-историческое. Голый и непросветлённый эгоизм национализма или империализма не есть оправдание, и в нём не может создаться духовное бытие народов. 

Николай Александрович Бердяев (1874–1948),
русский философ, семь раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе.

«Судьба России», 1918

Теги: , ,