Другие по своему воспитанию и образованию входят в литературную среду естественно, и им это как дар свыше или как наследство, для меня же переход от политической невежественной интеллигенции в среду людей культурных сопровождался как бы крещением и таким чувством свободы, что я до сих пор считаю свое дело святым делом, не имеющим ничего общего со всеми другими делами.

Государство нуждается не только в полезных писателях, а в совести и правде литературы. Мы, старые писатели, не можем сразу справиться с этой огромной задачей – приспособиться и остаться самими собой. Во всяком случае, дело не в «успехе», а в чём-то бесконечно большем.

Есть люди, которые живут на ходу, остановился – и стал бессмысленным. И есть читатели, которые массу читают, но после прочтения ничего не помнят.

Искусство создано, чтобы заполнить пустоту между жизнью и смертью.

Законы природы – это законы размножения, а законы человека – это законы личности.

Природа показывается в своём волшебном виде, когда сам чем-нибудь стиснут – книгу ли читаешь трудную, голова ломается, в машине скрюченный что-нибудь тяжело подлаживаешь или в постели, замученный кошмарным сном, – выглянешь из себя и страшно обрадуешься: какая там в природе волшебная жизнь! Хочется всё бросить и бежать туда. И что же, брось, иди, но только помни: бремя твоё с тобой придёт, и чем лучше, чем волшебнее там будет впереди твоё «хочется», тем труднее будет нести твоё «надо».

К счастью, талант мой включает способность выходить из себя до такой степени, что после я сам дивлюсь, как я, вот такой, какой я существую, глупый, робкий и неугодливый, мог так красиво, умно и хорошо написать. Так и в природе, в уединении, как в зеркале, я благодаря этой способности вижу не себя, а того большого человека и, может быть, «всего человека», идущего всё вперёд и вперёд…

Михаил Михайлович Пришвин (1873–1954)

«Дневник»

Теги: , , ,