Сегодня при широчайшем многообразии рекламно-сувенирной продукции и подарочного ассортимента, мы не задумываемся, быть может, о временах не столь далёких, когда с сувениркой в стране, так же как и с бумагой, было напряжённо.

Но зато первые годы перестройки, ознаменовались мощным кооперативным движением, в разных отраслях, в том числе и в производстве сувенирной продукции. Могу с гордостью сказать, что мы с моим другом Жорой Зельдиным, ныне бороздящем просторы Нью-Йорка, по чистой случайности,  стали “пионерами” этого дела. В своём роде, конечно (от скромности мы с Жорой, ясное дело, не умрём.)

Короче говоря, накануне очередного Нового года, пришедшегося на год Лошади, нами было принято беспрецедентное решение, что называется «от своего имени и по поручению» порадовать горячо любимый советский народ символом наступающего года. Тогда советские символы уже теряли  свою притягательность, а восточные знаки Зодиака набирали популярность. Даром многие советские граждане и гражданки об их существовании не подозревали, и не догадывались.

Это было нашей главной ставкой на успех.

Материализовалась идея так: начального капитала нам хватило на три мешка гипса, приобретённого за бутылку водки в местном травматологическом пункте, пол — ведра краски, за ту же цену, из строй. участка ЖЭКа, и флаконов лака для закрепления волос, взятых в долг у сестры. Вода из ближайшего колодца была не только бесплатной, но ещё и очень вкусной. На керогазе кипел крепкий кофе, кипела и работа для населения.

«Цех» по производству лошадиных голов в обрамлении подковы, должной, по нашему мнению и мнению астрологов, означать удачу и успех в предстоящем году, располагался в сарае на шести сотках в знаменитой Тарасовке. Дачный участок принадлежал родителям моей будущей жены. При свете керосиновой лампы с конвейера одна за другой сходили нетленные образцы полулегального бизнеса. Да, господа – товарищи, должен Вам признаться, что лицензии на так сказать «конепроизводство» у нас не было. Но было огромное желание встретить по человечески Новый год с нашими любимыми девушками. (а стипендия у нас была тогда не позволяющая шиковать).

Страшно теперь вспомнить, три дня и три ночи героического стахановского труда завершились изготовлением партии радостно ржущих кобыл и меринов, опоясанных подковами. Нам самиздатовская «сувенирка» и самим понравилась, ведь мы вложили в нее всю страсть души и весь без остатка гипс.

Альпинистские рюкзаки, арендованные у ныне здравствующего министра, а тогда всего лишь вступившего в долю аспиранта – подельника, были набиты до отказа. Даже для альпенштоков места бы не нашлось.

На ж/д платформе Тарасовки нас встречали восхищенные лица прохожих, видимо они подозревали в нас будущих покорителей Эвереста.

Тем временем, «покорителям» оставалось завершить основную часть спец. операции – самую сложную – реализацию товара. Но здесь была загвоздка.

Тогда, как и сейчас, стражи порядка даже бабушек с пучком зелени подозревали в контрреволюционной экономической деятельности, и истинные наши гуманные намерения просветить народ остались бы незамеченными в местах не предназначенных для торговли с рук. Что уж тут говорить о новоиспечённых проводниках восточной идеологии.

Моё режиссёрское образование, получаемое в Московском институте культуры, помогло и здесь.

На площади трёх вокзалов я предъявил милицейскому сержанту служебное удостоверение ассистента режиссёра всенародно любимой киностудии «Мосфильм», и сказал, что здесь и сейчас будет сниматься эпизод научно – фантастического фильма, причём скрытой камерой, и вполне возможно он войдёт в кадр, и тогда друзья, родственники увидят его на экранах страны, а может быть и мира. Для этого ему нужно будет поддерживать общественный порядок на «съёмочной площадке». За “службу” авансом ему была выдана пара лошадок, названных «съёмочным реквизитом», и «съёмка» началась.

Предновогодняя «массовка» себя ждать не заставила, очередь за покупкой  “астрального  реквизита» выстроилась огромная.

Немаловажным обстоятельством в «подготовительный период съёмок» было и то, что я побывал в научном зале Ленинки и выписал из западных журналов астрологический прогноз на Лошадиный год. Это очень пригодилось. Прогноз был размножен на ризографе (“ксероксы” тогда не водились), и каждому приобретшему лошадку, и желающему приобщиться к зодиакальному гороскопу вручалась листовка с “судьбоносными прогнозами” от киногруппы «БЛЕСК» (аббревиатура нашей компании).

В результате наши рюкзаки были пусты, а карманы набухли от смятых купюр.

Но, самое главное, каждый из нас загадал и себе любимому вполне конкретные желания, которые О!, забегая вперед, исполнились!

Представляете, наши желания материализовались!!! (правда для этого потребовались долгие годы упорного труда и большая вера и целеустремленность).

Кончилось всё тем, что отоварившись отборной выпивкой и закуской, в сверкающем Елисеевском, мы накрыли шикарный праздничный стол в коммунальной квартире будущего министра – нашего подельника, и стали ждать наших девушек, чтобы встретить долгожданный “лошадиный”  Новый год.

Видимо трехсуточное трудовое бдение и импровизированные съёмки отняли у нас столько духовных и физических сил, что мы незаметно для себя уснули.

Проснулись мы, нет не первого и даже не второго января, а  третьего. Наши будущие жёны смилостивились на нами грешными, и всё это время берегли наш сон.

Вот так подкова стала точкой отсчета,  материализовав наши мечты:   принесла  счастье в личной жизни и подарила  удачу в бизнесе.

Александр Софроницкий