ChiP_9_2015_CoverЧеловек как существо разумное не в состоянии смириться с простейшей формулой своего бытия: родился — жил — умер. Ну не может он, такой умный и талантливый, уподобиться представителям животного и растительного мира. Не вдаваясь в детали различных религий, переселение душ и прочее, доказательством тому постоянный поиск смысла жизни, символов человеческого бытия и загробного мира.

В этом номере наш автор Александр Волков приглашает читателей пофилософствовать о природе и предназначении одного из таких символов — лабиринта. Интересно, что с течением времени, изменением общественных отношений, мировоззрения человечества менялся и облик лабиринта, его философская суть. На заре человечества — это был долгий и трудный путь к цели, в одних случаях – к смерти, в других — к бессмертию. Потом просто набор геометрических фигур. В эпоху Возрождения лабиринт становится таким, каким мы его представляем и сейчас, — причудливым аттракционом с непредсказуемым концом и блужданием в тупиках. Выиграет тот, кому повезёт.

Но вот, считают многие, жизненный путь тернист и идти по нему лучше имея специальные обереги. Один из их видов — известные всем нам татуировки. О них повествует Сергей Борисов в заметке «Синим по белому». В советской России, надо сказать, их носителей не очень привечали. Чаще всего обладателем знака типа «Солнце всходит и заходит» был криминальный элемент. Иметь татуировку считалось делом неприличным, а для номенклатуры запретным. И только моряки гордо носили свои якоря на руках и плечах. Однако нравы смягчились, и представители богемных профессий, а за ними и спортсмены и раскрепощённая «продвинутая» молодёжь устремились в мир нанесения на тело таинственных знаков. У меня сосед, молодой парень, держит татусалон. Так на парне живого места нет — весь в рисунках и надписях.

Дело, конечно, каждого, как и чем ему «выделяться из толпы». Но качество изображений порой оставляет желать лучшего и говорит об их обладателях равно обратное, чем они думают.

Не по рисункам на теле, а по деяниям будут судить о человеке потомки. Александр Обухов возвращает нас вновь к многогранной фигуре скульптора Сергея Коненкова. Продолжительная, необычная жизнь, разносторонний талант, многочисленные созданные шедевры и, как оказалось, оставленное нам, потомкам, пророчество в виде рисунков-космогоний. Великий скульптор прожил 97 лет, назвав написанные в конце жизни мемуары «Мой век». И учитывая возраст, которого он достиг, здесь нет никакого преувеличения.

 Геннадий Мальцев,

главный редактор