В августе этого года исполняется сто лет со дня начала Первой мировой войны. Результаты её справедливо сравнивают с библейским Апокалипсисом. Погибли миллионы людей. Мир переродился. Распались огромные империи. Исчезли многовековые династии. Произошла смена правящих элит, представлений и понятий. В большинстве европейских стран памятные вехи Первой мировой отмечаются как важнейшие события. Но только не в России. Думаю, что на меня не обидятся коммунисты со стажем, если я скажу, что это произошло в результате политики правящей партии, объявившей ту войну позорной страницей российской истории. Да и сейчас во многом всё делается формально. Дескать «дела давно минувших дней». Но справедливо ли это по отношению к многочисленным воинам, павшим в те, уже далёкие годы на поле брани? И бездарное окончание той войны, озлобление и безысходность не должны скрывать массового героизма русского воинства. И не важно, что шли на смерть «за бога, царя и Отечество».

В этом номере наш автор Роман Нутрихин в материале «Ангелы над полем брани» рассказывает о сестре милосердия, бывшей ставропольской гимназистке Римме Ивановой, проявившей на фронте чудеса несравненной храбрости и павшей героической смертью. Ставропольской девой по аналогии с Орлеанской назвали её земляки. И слава Богу, что было восстановлено её надгробие и на здании гимназии, которую она окончила, установлена мемориальная доска. Но сколько осталось незаслуженно забытых и преданных забвению верных сынов российских!

А ведь сыны разные бывают. Александр Пронин поведал нам о сподвижнике Петра I князе Матвее Гагарине. Много деяний совершил он на благо России, но сделался неукротим в личном обогащении. Даже по тем временам, когда стяжательство царедворцев было обычным делом, размах воровства Матвея Гагарина потрясал воображение. Расправа была жестокой. Семь месяцев повешенное тело князя не снимали с виселицы. Имя и труды его по указанию Петра были преданы «вечному забвению».

А вот дошедший до Берлина фронтовик Иван Воронов останется в памяти навечно. Именно благодаря его страданиям, непреклонной воле удалось отстоять и спасти Псково-Печерский монастырь, в котором он служил наместником. Игумен Алипий (впоследствии архимандрит), можно сказать, грудью защищал обитель. Постановление правительства СССР о закрытии монастыря сжёг, заявив, что «что лучше я приму мученическую смерть, но монастырь не закрою!» И богоборцы отступили.

Геннадий Мальцев, главный редактор журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , , ,