В ночь с 24 на 25 мая 1928 года дирижабль «Италия» под командой его конструктора Умберто Нобиле достиг Северного полюса. Погода стояла ужасная – туманная и ветреная. Посадка на лёд могла стоить членам экспедиции жизни. Но ничто не мешало им исполнить обязательство, данное Папе Римскому и диктатору Муссолини: массивный деревянный латинский крест и итальянский флаг были сброшены с высоты в вожделенной точке путешествия. Шестнадцать участников экспедиции отправили приветственные телеграммы и распили бутылку коньяка. Командир дал короткую команду, и рулевой радостно повернул штурвал: курс на Шпицберген, а значит, скоро домой, где их уже поджидает заслуженная слава.

Кровавый след

Журналист Франческо Томазелли, который со своим коллегой Уго Лаго летали на «Италии» поочерёдно, и радист Этторе Педретти, чья очередь была в этот раз принимать радиограммы, находились в тот момент на борту базового экспедиционного судна «Читта ди Милано» в Ледовитом океане – с ним команда дирижабля вела постоянную радиосвязь. Как же они завидовали своим коллегам, которые сумели достичь Северного полюса! Однако именно им и улыбнулась Судьба. Правда, они пока ещё и предположить не могли, что ждёт их коллег буквально через несколько часов.

Глубокой ночью, когда «Италия» повернула от Северного полюса к Шпицбергену, за иллюминаторами огромной гондолы дирижабля сияло ослепительное солнце – в эту пору в Арктике царит нескончаемый день. Вскоре поднялся туман, который сменил ледяной дождь. Мороз сковал рули высоты, оболочка корабля обледенела, и гигантская сигара начала стремительно падать на лёд. В 10 часов 33 минуты по Гринвичу 25 мая 1928 года в 100 километрах к северу от Шпицбергена «Италия» потерпела катастрофу. До базового лагеря в Конгсфьорде оставалось всего два часа полёта.

Всё произошло молниеносно. Десять путешественников оказались на льду. Причём рулевого Трояни и его друга моториста Помеллу выбросило за сотни метров от основной группы. Генерал Нобиле обнаружил себя лежащим на льду среди обломков дирижабля. У командира оказались сломаны голень и запястье, а голова залита кровью, струящейся из рваной раны. Возле него суетилась любимая Титина и недоумённо скулила. Собаке-путешественнице к холоду и полётам было не привыкать, но в такую переделку она попала впервые. Поблизости стонали члены экипажа.

После разрушения пассажирской гондолы облегчённый дирижабль вновь начал стремительно набирать высоту и через считанные секунды исчез в рваных облаках. Судьба шести человек, которые в момент катастрофы находились внутри оболочки и в боковых моторных гондолах, и по сей день остаётся неизвестной. Какую мучительную смерть они приняли в ледяной пустыне, можно только догадываться. Вместе с дирижаблем унесло и большую часть снаряжения, почти всё продовольствие. Оказавшиеся на льду воздухоплаватели постепенно приходили в себя и растерянно оглядывали бескрайние снежные поля. В своей книге воспоминаний «Семь недель в полярных льдах» чудом спасшийся член экспедиции чешский физик-радиолог Франтишек Бегоунек впоследствии напишет: «Как кровавый след раненого зверя вырисовывалась на белом снегу широкая, длиной 50 метров, полоса анилиновой краски, вытекшей из сигнальных шаров, используемых на дирижаблях для измерения высоты». Именно Бегоунек нашёл в снегу большой тюк с палаткой и спальными мешками. Оставшейся краской потерпевшие облили палатку в надежде, что так её легче будет видно с воздуха. Они были уверены, что скоро их найдут.

Продолжение читайте в №5/2019 журнала «Чудеса и приключения»

Александр Викторов

Теги: , , ,