Пассажиры реактивных лайнеров вряд ли задумываются, что ещё не прошло и века с той поры, когда полёт на высоте пяти-шести километров считался героическим поступком.

Полёту нашего первого стратостата в 1933 году предшествовали трагические события.

В ноябре 1927 года погиб капитан Хоторн С. Грей, стартовавший с аэродрома Скоттфилд в штате Иллинойс (США) на водородном шаре в открытой кабине с кислородной маской. Он поднялся на высоту 12 914 м, но аэростат спускался так медленно, что Грею не хватило кислорода.

В 1928 году по той же причине погибли испанец Бенито Молас Марсиа и его помощник, которым удалось подняться на высоту 11 километров.

Из-за низкого атмосферного давления и холода к высотным полётам допускались лишь специально подготовленные лётчики. Они использовали кислородные маски. Решить проб­лему могли только скафандры или герметические кабины.

В 1931 году этим занялось в СССР Бюро особых конструкций при Центральном аэродинамическом институте. Группа молодых советских инженеров стала проектировать пилотируемую герметическую кабину на трёх человек – гондолу с термоизоляцией и хорошим обзором во все стороны.

Разрабатывались управление клапаном, устройство для сброса балласта, амортизатор для посадки. Все работы выполнялись впервые. Был построен макет гондолы в натуральную величину – из деревянных реек и фанеры. Началась проработка детальных чертежей.

Первенцем стал стратостат «СССР» с герметической гондолой.

Подробнее читайте в №2/2022 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Валерий Сиволап

Фото Shutterstock.com