Стивен Калахэн влюбился в море с первого взгляда.  Двенадцатилетним мальчишкой он увлекся парусным спортом и запоем читал книги о морских путешествиях, отдавая предпочтение плаваниям яхтсменов. Юный Стив понял, что и в век космических полетов возможна жизнь полная романтики и приключений, к которой он всегда стремился. Но  судьба приготовила ему такое приключение, которое трудно себе представить даже в кошмарном сне.

Уже будучи опытным кораблестроителем и яхтсменом, Калахэн вложил все свои средства в постройку собственной яхты «Наполеон Соло». В 1981 году он решил принять на ней участие в атлантической гонке для моряков-одиночек «Мини-Трансат», маршрут которой пролегал по морской трассе Пензанс (Англия) – Канарские острова – Антигуа (Вест-Индия).

Морская регата стартовала в тяжелых условиях затяжного шторма. Многие яхты получили повреждения и сошли с дистанции. Среди них оказался и «Наполеон Соло». Отремонтировав свое судно в испанском порту Ла-Корунья, Стив поплыл к островам Карибского моря. Потратившись на ремонт, он рассчитывал найти там  работу, чтобы заработать денег на возвращение домой, в США.

Когда яхта находилась севернее островов Зеленого Мыса, ночью ее потряс мощнейший удар. Калахэн еле успел вскочить с кровати, как на него обрушился бурлящий холодный водяной вал, залив каюту по грудь яхтсмена. Что происходит? Нос «Соло» круто наклонился вниз. Яхта тонет! Только без паники… Мозг мореплавателя начал выстреливать команды, заставляя действовать быстро и решительно.

Калахэн выхватил из ножен финку, нырнул и полоснул лезвием по линю, крепящиму мешок с аварийным снаряжением. Сердце Стива бухало словно забивающий сваи копер. Вокруг хаос и кромешная тьма, не хватает воздуха. Оттолкнувшись ногами от пола, яхтсмен вышиб люк и вырвался на палубу. Глотнув воздуха, перерезал найтовы спасательного плота. Вокруг – бушующее море. Пенистые гребни волн с шипением надвигались на гибнущее судно и перекатывались через палубу.

Резиновый плот автоматически наполнился воздухом, и Калахэн столкнул его в воду. «Наполеон Соло» еще держался на плаву, но мог затонуть в любую секунду.  Рискуя погрузиться в пучину вместе с судном, Стив  вновь нырнул в затопленную каюту за аварийным мешком. Ему все же удалось освободить его от креплений, вытащить на поверхность и по страховочному лееру переправить на спасательный плот.

Спасательный плот модели «Эйвон» состоял из двух надувных камер с внутренним диаметром чуть более 1,5 метра.  Четверо суток он взлетал на гребни волн и проваливался с грозящих переворотом крутых водяных обрывов, каждый раз черпая бортом по 5-10 литров морского «рассола». Калахэн, не зная отдыха, неустанно вычерпывал воду банкой из-под кофе. Ветер нещадно сек трепещущий тент, тонкое резиновое днище плота прыгало, словно по нему скакал кенгуру. Кругом выло и грохотало, как при массированной бомбежке. От постоянной сырости тело Стива покрылось фурункулами.

Когда буря улеглась, Калахэн перевел дух и осмыслил свое положение. Вероятно, катастрофа произошла из-за столкновения яхты с китом. Азорские острова недостижимы: путь к ним пролегал против течения и ветра. Плот может дрейфовать только на запад к Антильским островам в русле Северного Экваториального течения, а до них 1800 миль!  Ближайшая судоходная трасса в этом направлении, где можно встретить пароход, лежит на расстоянии 450 миль. Стив измерил скорость плота. В зависимости от меняющейся силы ветра он проплывал от 15 до 30 миль в сутки. До судоходной трассы 20-25 дней пути. При строжайшей экономии аварийного запаса воды и продуктов теоретически он мог рассчитывать на спасение. Время от времени Калахэн включал ненадолго радиомаяк в надежде, что кто-нибудь услышит его сигнал SOS. Но радиоэфир безмолвствовал... (продолжение следует)

Автор: Иван Медведев
Продолжение в №6/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 66 — 69

 

Теги: ,