Революционные потрясения 1917 года оставили по всей стране несметное число потаённых сокровищ, которые могут поведать о разорении дворянских гнёзд и крушении коммерческих предприятий.

В конце марта 2012 года страну облетело сенсационное известие об обнаружении в Петербурге богатства князей Нарышкиных, которое журналисты сразу же окрестили «кладом века». Всё началось с реконструкции дома по улице Чайковского, 29, некогда принадлежавшего одному из самых знатных семейств царской России. Ремонтная бригада нашла между этажами крохотную потайную комнату, не обозначенную ни на каких планах. Она была забита ящиками и тюками. Можно себе представить состояние рабочих, когда они начали вскрывать эти «посылки из прошлого». Их глазам предстали сначала десятки, а затем и сотни великолепных серебряных изделий – свидетелей прежнего дворянского быта. То были чайные сервизы из сотен предметов каждый, с фамильными гербами князей Нарышкиных, куда входили не только чашки и ложки, но и целые самовары из серебра. Произведения лучших ювелирных домов – Фаберже, Сазикова, Овчинникова и других – были тщательно упакованы в газеты, датированные весной-осенью 1917 года, и обёрнуты пропитанной уксусом тканью. Он не дал серебру потемнеть, благодаря чему клад дошёл до нас в своём первозданном блеске.

Кроме посуды в тайной комнате были ещё и украшения, а также ордена и наградные документы, по которым удалось точно установить дореволюционных собственников клада. В нём оказалось более двух тысяч предметов, оценённых экспертами в четыре миллиона евро. Как теперь известно историкам, владельцы этих сокровищ покинули Россию и прожили остаток жизни в парижской эмиграции. Судя по тому, как старательно хозяева упаковали свои вещи перед тем, как их спрятать, они надеялись вернуться домой и вновь воспользоваться семейным серебром. Судьба распорядилась иначе.

При всей грандиозной стоимости нарышкинского клада случай этот далеко не уникален. Вот уже сто лет по всей стране то и дело находят пусть и менее ценные, но всё же очень значительные сокровища, спрятанные их законными владельцами от жадных до чужого добра экспроприаторов. В особняках обеих столиц и крупных губернских городов рабочие уже не раз натыкались на потайные комнаты-сейфы, хранящие богатства гонимой знати и «пущенных по миру» коммерсантов. Из кладов известных фамилий можно вспомнить открытый в 1925 году в московских палатах князей Юсуповых тайник, замурованный в нише под лестницей. Там было более 250 брошей, 25 бриллиантовых колье, десятки браслетов, кулонов, серёг и других необыкновенных украшений, а кроме того две сотни золотых и серебряных чарок, блюд и прочей драгоценной утвари. И, как венец всему, рядом лежала подлинная скрипка Страдивари.

К сожалению, сегодня мы узнаём далеко не о всех тайниках, находимых в исторических зданиях. В СССР при реконструкции центральных кварталов Москвы и Ленинграда к рабочим приставлялся особый работник КГБ, пристально следивший за всем, что они могли там найти. Теперь этим никто не занимается, и как следствие, строители стали главными поставщиками ювелирных изделий на чёрный рынок антиквариата. Так что о количестве неучтённых кладов, навсегда потерянных для истории, сегодня можно только догадываться.

Вслед за эпохой великих потрясений, оставившей по углам и щелям старой России незримые россыпи кладов, последовала модернизация и перестройка всего и вся, в результате чего скрытые ценности стали массово находиться. Уже после Гражданской войны страницы советских газет запестрели сообщениями о случайно обнаруженных то там, то здесь «старорежимных» сокровищах. Притягательный сюжет прочно вошёл в литературу и кинематограф. Классикой жанра стали повести Анатолия Рыбакова «Кортик» и «Железная птица», а также всем известные «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова.

Последний роман, кстати, близок к реальности, ибо богатства и правда часто прятались именно в мебели. В городе Лодейное Поле столяру принесли на реставрацию старый стул, под обшивкой которого он увидел свёрток с крупной суммой в иностранной валюте. Деньги были завёрнуты в газету 1918 года. В 1981-м в одном ленинградском дворике, что в Басковом переулке, дети строили баррикаду. Им подвернулся под руку каркас выброшенного кем-то шкафа. Во время игры из потайного отдела деревянной рухляди высыпалась почти сотня увесистых золотых монет с царским профилем.

Находили и просто золото, как это показано в фильме «Раз на раз не приходится». В 1985 году в питерском Гостином Дворе на месте бывшего ювелирного магазина купца Мороза были найдены восемь слитков общим весом более 114 кг. В 1957 году в Москве на Тверском бульваре, меняя пол в купеческом доме, жильцы подобрали три «железных» бруска неказистого вида. На них выпрямляли гвозди, их использовали как гнёт на кухне, пока кто-то, заинтересовавшись аномальной тяжестью «хозинвентаря», не потёр его наждачкой. Болванки оказались золотыми, по 2,5 кг каждая. В ещё одном столичном доме по 3-й Мещанской улице ремонтники извлекли из стенного тайника пять золотых «кирпичей», потянувших на 18 кг. Через день та же бригада, копая рядом землю, наткнулась на измазанную в глине кожаную сумку, в которой лежало более десятка ювелирных украшений. Это типичный революционный клад, спрятанный как попало – в переполохе бегства или перед обыском.

Московские школьники однажды нашли в траншее на улице Марксистской старую бутылку, в которой оказались золотые кольца, платиновые серьги, роскошная брошь и колье из 130 бриллиантов. В Потаповском переулке газовики извлекли из-под паркета множество гранёных алмазов редкой величины и более сотни крупных жемчужин. Интересно, что всё это было рассовано просто в шерстяные чулки, то есть пряталось в большой суматохе.

Обстоятельства обнаружения некоторых кладов походят на сцену из комедии «Бриллиантовая рука». В 70-е годы на Кавказе, в городе Черкесске, пенсионер Ларин с рабочим Гаврюшенко решили облагородить двор нового многоквартирного дома. Начав рыть землю, чтобы установить скамейку, они наткнулись на скукожившуюся от времени сумку, набитую серебряными монетами дореволюционной чеканки. Клад поступил в музей, а энтузиасты получили премию от государства.

Особенно много революционных кладов находят на юге России – в Крыму, на Кубани, Дону и Ставрополье. Эти земли были сами по себе весьма зажиточны. После известных событий сюда, спасаясь от большевиков, побежали богатейшие люди страны, пытаясь спасти свои сокровища. После установления советской власти многим из них пришлось прятать свои ценности где придётся. В 1972 году в городе Ставрополе на улице Ленина сносили каменный дом, некогда принадлежавший купцам Меснянкиным. Разбирая печь, прораб Рындин открыл тайник, в котором оказалось почти 750 серебряных монет николаевской эпохи и первых лет советской власти. Вместе с кладом лежал обрез, как напоминание о тревожной обстановке того времени. Несколько дней спустя экскаватор, довершавший дело, выгреб вместе с землёй золотую россыпь царских денег. Рабочим повезло собрать более 700 граммов чистого золота.

Роман Нутрихин

Продолжение в №8/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 68 — 72

Похожие статьи:

Теги: ,