В ночь на 10 ноября 1910 года началось последнее приключение классика: Лев Николаевич Толстой ушёл из Ясной Поляны. 

Этот эпохальный поступок обсуждается уже второе столетие. Написаны мемуары, книги-реконструкции, тысячи газетных и журнальных статей, сняты кинофильмы. А вторая серия великолепной ленты Сергея Герасимова «Лев Толстой» (1984 г.) так и называется – «Уход», и этот фильм я традиционно уже много лет подряд смотрю в канун 10 ноября у себя на даче, в холодной беседке, за дымящимся самоваром. Гениальный кинематографист, Сергей Аполлинариевич великолепно вжился в образ писателя, равно и как супруга актёра и режиссёра Тамара Макарова в роль Софьи Андреевны. В фильме история ухода Толстого из Ясной Поляны и его последующих десятидневных мытарств изложена очень реалистично. Но...

Но ни в фильме, ни в многочисленных историко-литературных исследованиях авторы практически не уделяют внимания такой пикантной подробности: а что Лев Николаевич взял с собой? Какие вещи, сколько денег? Оказывается, опять же по воспоминаниям непосредственных участников и очевидцев этих драматических событий, граф взял с собой всего 50 рублей «с какой-то мелочью», по-видимому, «заначенных» от Софьи Андреевны. Сегодня я решил для полной аутентичности и большей проникновенности в те осенние дни извлечь из своей большой коллекции различных артефактов деньги, имевшие хождение на просторах Российской империи в 1910 году, в сумме 50 рублей «с копейками». Вот они, перед вами, наши уважаемые читатели. Точно такие же (а может быть, даже и какая-нибудь из этих самых банкнот была в руках у классика!) лежали в портмоне Толстого. Даже медную мелочь я подобрал отчеканенную не позднее 1910 года…

«…Спутники Толстого наклонились над картой, стали по ней водить пальцами. Закружились и замелькали слова, звучавшие в тех обстоятельствах совершенно бессмысленно, хотя говорившие полагали, что они рассуждают вполне разумно. Новочеркасск, Кавказ, заграница, Болгария... Толстой в этих метаниях по карте не принимал участия. Теперь ему было всё равно, куда бежать. Он бежал, чтобы бежать – то есть в пространство, в пустоту, в никуда. Это бегство могло кончиться только тем, чем и кончилось, – смертью. Достойным концом этой трагедии, которая в глазах всего мира грозила превратиться в комедию (бегство, погоня, настигающая жена), – могла быть только смерть…» Цит. по: В.Ф. Ходасевич. «Умирание искусства» (1935 г.). 

...Куда мог Лев Николаевич реально уехать с 50 рублями в кармане, где обосноваться, как долго просуществовать? Он тогда об этом действительно не думал… Он просто ушёл. Ушёл в вечность.

Автор: Александр Нефедов