С древнейших времён люди задумывались: что же такое смерть? Процесс, физическое явление или… одушевлённое существо, наделëнное безграничной властью?

На всём пути развития цивилизации человек был заворожён смертью, которая манила его великой неизъяснимой тайной. Она неотступно сопровождала греческих мудрецов и римских патрициев, нищих и королей, средневековых монахов и французских гуманистов.

Философы пытались отрицать даже само существование смерти. Эпикур насмешливо замечал: «Смерть нисколько нас не касается», – поясняя, что пока мы есть – нет смерти, а когда есть смерть, то уже нет нас.

А в XVII веке Фрэнсис Бэкон говорил: «Люди страшатся смерти, как малые дети – потëмок. И как у детей этот врождённый страх усиливается сказками, так же точно и страх смерти».

Действительно, в Средние века, предшествовавшие жизни Бэкона, ужас перед смертью преследовал человека повсюду, породив особую культуру макабра, основанную на героическом эпосе и церковных проповедях странствующих монахов.

Готический эпос показывает всю слабость и беззащитность человека перед силами природы и капризами богов. Джон Рональд Руэл Толкин, изучавший поэтику средневековой поэмы «Беовульф», пишет: «Человек – пришелец во враждебном мире, он вступает в схватку, в которой не сможет одержать верх до скончания мира».

Сверхъестественным силам зла, которым судьба дарует победу, но не почёт, человек может противопоставить только беззаветное мужество и силу духа. Толкин мрачно констатирует: «Награда за героизм – смерть!»

Люди раннего Средневековья остро чувствовали: противостоять смерти бессмысленно; остаётся лишь встретить врага с мечом в руке и погибнуть, став героем, прославленным в веках.

Продолжение читайте в декабрьском номере (№12/2020) журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Михаил Жаровский,
религиовед