На исходе зимы 1826 года из Санкт-Петербурга в Персию с особо важным поручением отправился поручик Носков. Главной целью его необычной дипломатической миссии было доставить ко двору иранского правителя Фетх Али-шаха… хрустальную кровать с фонтанами.

Это был подарок от только что взошедшего на престол нового российского самодержца, императора Николая I. Накануне с дипломатической миссией и письмом от Николая I к Фетх Али-шаху был отправлен князь Александр Сергеевич Меншиков, дальний потомок знаменитого «полудержавного властелина» петровской эпохи. Резонно полагая, что позиции его необъятной империи весьма прочны, новый русский царь решил в самых дружественных выражениях засвидетельствовать восточному владыке своё уважение и сохранить статус-кво, основанный на Гюлистанском трактате 1813 года.

Перед долгим и трудным путешествием хрустальную кровать разобрали, бережно упаковав хрупкий груз в деревянные ящики. Многочисленные сложности преследовали путешественников практически всю дорогу. В Рязани из-за начавшейся распутицы хрустальные части кровати пришлось перегрузить с саней на телеги, на которых еле-еле по кочкам и ухабам добрались до Астрахани. Там 17 апреля ящики перегрузили на военный транспорт, доставивший 10 мая Кас­пийским морем особо ценный груз в Гюлистан.
Однако персидская сторона вообще не встретила Носкова с его кроватью…

Подробнее читайте в №2/2022 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Марк Лианозов