Этот город был заложен в 1154 году на высоком холме Тоомпеа у Балтийского моря. И за свою историю поменял множество имён.

Смерть за прекрасных дам

В древнерусских источниках он встречается под названием Колывань. В «Хрониках Ливонии» XIII века упоминается как Линданис. Скандинавы и немцы называли его Реваль, что можно перевести с финского как «лисица». Русское название Ревель было заимствовано из немецкого и стало официальным после присоединения в ходе Северной войны Эстляндии к Российской империи. С 1918 года город носит название Таллин, и сегодня это столица Эстонии.

Конечно, в этом удивительном городе сохранилось множество старинных домов и странных топонимов. И, как любой город, он хранит свои многочисленные тайны. Некоторые из них вполне можно узнать, если пройтись по его узким улочкам.

Как вам такие названия: улица Пьяного Рыцаря, улицы Длинная Нога и Короткая Нога, улица Духов. Или Кровавая улица? Здесь действительно часто убивали из-за прекрасных дам. Когда в моду вошли кринолины, две дамы никак не могли разойтись на слишком узкой улице. Кого-то нужно было пропустить вперёд. Конечно, никто не желал этого делать. Часто кавалерам приходилось отстаивать это право в кровавых схватках. Много позже горожане договорились пропускать первой старшую даму, только тогда дуэли прекратились.

Свистящий меч палача

На Ратушной площади у здания средневековой аптеки находится выложенная из булыжников латинская буква L. Она напоминает об одной жуткой истории средневекового Таллина. В конце XVII века священник по имени Панике заказал в гостинице на обед омлет, который оказался «твёрдым, как подошва башмака». Священнику это, разумеется, не понравилось, и он сделал новый заказ. Но последующие два омлета были ещё хуже, и святой отец, придя в ярость, зарубил трактирную служанку топором. За такое злодейство он был обезглавлен как раз на этом самом месте, где и находится пресловутая отметка.

На самом деле финал этой истории – полная ерунда. Никого никогда не казнили прямо на главной торговой площади. Приковывали к позорному столбу – это да. Женщин – за прелюбодеяния и болтовню, а мужчин – за пьянство. Несчастные должны были стоять так целый день, слушая оскорбления прохожих, а на ночь отправляться в городскую тюрьму, за пребывание в которой должны были сами же и заплатить.

А казни в те времена совершались только за городской чертой. Но если приговорённому по дороге удавалось каким-либо образом, благодаря хитрости или обычному подкупу конвоиров, улизнуть и успеть проскочить в маленькие воротца у церкви Нигулисте (святого Николая), прозванные «игольным ушком», он считался свободным человеком. Конечно, далеко не всем выпадало такое везение, и тогда за дело принимался городской палач.

В Средневековье голову отсекали только аристократам, особенно если казнь производилась публично. Преступников из простых сословий обычно колесовали, переламывая им все кости, а затем, ещё живых, оставляли на съедение птицам. Женщин-детоубийц погребали живьём, ведьм сжигали на костре, а фальшивомонетчиков зажаривали в кипящем масле.

Меч таллинского палача был выкован в 1525 году и является одним из старейших подобных мечей в Европе. На нём выгравирована надпись: «Божья любовь и верность обновляются каждым утром. И, поднимая меч, я облегчаю путь грешнику в вечную жизнь». На мече имеются также изображения виселицы и колеса.

Меч палача отличается от боевого тем, что его конец округлый и тупой, иногда со сквозными отверстиями. И когда лезвие летело к голове осуж­дённого, то прорывавшийся через отверстия воздух издавал жуткий свист, который должен был ещё больше ужасать зрителей и удерживать их от нарушения закона.

После сотой казни меч палача хоронили в каком-нибудь священном месте, ибо существовало поверье, что со 101-й казнью он становится слишком кровожадным.

Автор: Юлия Антоновская

Фото автора

Продолжение читайте в сентябрьском номере (№9/2020) журнала «Чудеса и приключения»