Психологи давно заметили, что человеческое сознание находится в постоянном взаимодействии с социумом, получая от него информацию и обмениваясь идеями. И совершенно не случайно Эрнест Хемингуэй выбрал эпиграфом к роману «По ком звонит колокол» отрывок из проповеди священника и мистика XVII века Джона Донна: «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть суши; и если снесёт в море береговой Утёс, меньше станет Европа… смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством…»

С самого рождения мы находимся в культурной среде, которая формирует наш характер, мировоззрение и даже пищевые предпочтения. И если общество, например, считает колдовство реально существующим явлением, то любой отдельный член этого общества тоже будет безоговорочно верить в возможность мистического влияния и в сверхъестественную силу колдуна. Так проявляется внушение со стороны социума, действующее на человека на протяжении всей его жизни. Голландские поселенцы в Новой Гвинее были поражены огромной ролью, которую колдовство играло в жизни местных жителей. Ими были засвидетельствованы случаи, когда повздорившие с колдуном аборигены умирали в течение нескольких дней от одной только веры в то, что заговорены и прокляты знахарем. Вера в свою обречённость была столь сильна, что напрочь отбивала всякую способность трезво мыслить и действовать. Человек отказывался от еды и питья, просто ложился и умирал.

По такому же принципу работают лечебные обряды колдунов. На прагматичного европейца такая медицинская практика не окажет никакого эффекта. Человек, не верящий в силу магии, никогда не сможет почувствовать её действия, зато аборигены, уверенные, что чудо возможно, нередко становятся его свидетелями и участниками. Американский врач Гарри Райт, посетивший в начале XX века самые отдалённые уголки мира, пишет: «Совершенно неважно, насколько фантастическими и лишёнными смысла с позиций биологии могут представляться нашей изощрённой цивилизации обряды и приёмы знахарства. Они реальны и осязаемы, они действенны для первобытных пациентов». И действенны они именно потому, что в них безоговорочно верят все члены племени.

Нельзя не упомянуть в этой связи и об обрядах посвящения, характерных для примитивных народов. Аборигены Австралии верят, что мальчик должен быть проглочен лесным духом или морским чудовищем, чтобы стать мужчиной. Неофиты в процессе испытания проползают внутри специально приготовленной хижины, выполненной в виде чудовища и имеющей два входа, символизирующих его пасть и его хвост. Аборигены свято верят в силу ритуала, матери оплакивают своих детей как умерших, да и сами испытуемые уверены: они погибли в зубах жуткого монстра, а потом воскресли. Для некоторых мальчиков этот нехитрый ритуал действительно заканчивается гибелью, их психика просто не выдерживает пережитого ужаса.

Такое положение дел может показаться естественным для примитивных племён, но примеры такой же веры, буквально «заражающей» огромное число людей, можно встретить в анналах европейской истории.

Психические эпидемии

Для массовых проявлений неадекватного поведения учёные ввели в оборот специальный термин – «психические эпидемии».

Средневековая Европа, страдавшая от феодальных войн и инфекционных заболеваний, была подвержена и этому странному недугу. Коллективные психозы и галлюцинации преследовали европейцев, нередко охватывая целые страны. Так, в XIII веке в католической церкви возникло аскетическое движение флагеллантов (бичующихся). Сначала оно оставалось уделом горстки монахов, стремившихся при помощи самоистязания вымолить прощение грехов, но ужас, посеянный опустошительной эпидемией чумы, воспламенил фанатичной верой сердца простых людей. По дорогам Европы потянулись сотни страшных процессий, состоявших из полуголых шатающихся и падающих людей. Израненные ударами плетей, с сочащимися гноем струпьями, они с упорством сумасшедших брели в самый центр эпидемии, распевая духовные гимны и размахивая окровавленными бичами. Они даже не думали бежать или прятаться от «чёрной смерти», это воинство «людей божьих» шло на битву с чумой, рассчитывая своей жертвой спасти весь мир. Мнившие себя неуязвимыми для болезни, флагелланты умирали прямо на обочинах дорог, оставаясь без погребения и последнего причастия. Вид безумных бродяг шокировал обывателей. Жители городов быстро поняли, что фанатики не спасают от чумы, но сами её приносят. Приходя из заражённых районов, процессии флагеллантов несли с собой чумную заразу в области, ещё не затронутые болезнью.

Объяснить причины этого массового религиозного психоза, поразившего тысячи обычных людей, практически невозможно. Учёные предполагают, что всему виной был мистический ужас, передававшийся, словно вирус, от человека к человеку. Таким образом создавалось всеобщее ощущение непонятной угрозы, некоей божьей кары, посланной в мир.

Подробнее читайте в майском номере (№5/2021) журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Михаил Жаровский,
религиовед

Фото Shutterstock.com