Какой же Новый год без пушистой ели? Она главный атрибут, центр притяжения новогоднего праздника. Но всегда ли было так?

В нашем сознании прочно укрепился миф о том, что Пётр Великий своим указом о переносе празднования Нового года с 1 сентября на 1 января ввёл на Руси обычай отмечать новолетие празднично украшенной ёлкой. Однако в знаменитом петровском указе от 20 декабря 1699 года о праздновании Нового года говорится лишь о том, что москвичи должны «по большим улицам у нарочитых домов, перед воротами поставить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых». Еловые ветки названы здесь в числе прочих и предназначены исключительно для украшения улиц и площадей.

Заметим, что горожане свои дома и ворота, несмотря на царский указ, еловыми ветвями старались не украшать. Да и продержалось это нововведение недолго. После смерти Петра, когда разжалась мощная рука, державшая страну в постоянном напряжении, новогодний указ был практически забыт. XVIII столетие, столь щедрое на грандиозные праздники, всевозможные балы и маскарады, ёлок в качестве новогоднего атрибута практически не знало.

Ёлка прижилась лишь в кабаках. Ещё при Петре I крыши питейных заведений начали украшать этим деревцем, и торчала она там, учитывая суровые и не в пример нынешним долгие русские зимы, зачастую довольно долго, пока не начинала осыпаться. Оттого и прозвал простой люд питейные заведения «ёлками».

Подробнее читайте в №12/2022 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Марк Лианозов

Фото Shutterstock.com