450 лет назад в подмосковном местечке Молоди произошло кровопролитное сражение, изменившее на века ход российской истории. Накануне этой юбилейной даты сотрудники Издательского дома «Чудеса и приключения» посетили поле ратной славы и воздали долг памяти нашим героическим предкам.

Есть в истории Москвы факт, о котором упоминается неохотно, но никуда от реалий прошлого не деться: летом 1571 года крымский хан Девлет-Гирей с многотысячной армией совершил кровопролитный поход на Русь и, обойдя «пояс пресвятой Богородицы» (так называлась укреплённая линия – засечная черта на юге страны), подступил к стенам Первопрестольной.

В охватившем город пожаре уцелел лишь каменный кремль. В огне погибли тысячи москвичей, десятки тысяч московитов крымские захватчики увели в полон. Этот поход, получивший поддержку наших давних врагов – Польши (Речи Посполитой) и Османской империи, имел вполне конкретную цель: принудить Ивана Грозного отказаться от относительно недавно приобретённых силой оружия земель – Казани (1552 г.) и Астрахани (1556 г.). Потрясённый размерами разорения своего царства, Иван Васильевич IV Грозный решил начать переговоры с Крымом и настроился на уступки хану. Тем более что вести войну на два фронта государю было сложно – начавшаяся с успехом Ливонская кампания за выход к Балтике затянулась, первые победы над Ливонской конфедерацией войсками под командованием воеводы Адашева и князей Курбского и Серебряного сменились чередой поражений. После сожжения Москвы войска Девлет-Гирея вернулись в Крым, но от своих притязаний хан и не думал отказываться.

Наступила весна 1572 года. Армия Гирея вновь отправилась в поход. Николай Михайлович Карамзин в своём легендарном труде «История государства Российского» (том IX, глава III) о тех днях рассказал довольно лаконично, но вполне красочно: «…варвар Девлет-Гирей… сказав уланам, князьям, вельможам, что лучше не тратить времени в переписке лживой, а решить дело об Астрахани и Казани с государем московским изустно, лицом к лицу, устремился старым, знакомым ему путём к Дону, к Угре, сквозь безопасные для него степи, мимо городов обожжённых, через пепел разрушенных сёл, с войском, какого после Мамая, Тохтамыша, Ахмета не собирали ханы, – с ногаями, с султанскими янычарами, с огнестрельным снарядом. Малочисленные россияне сидели в крепостях неподвижно; в поле изредка являлись всадники не для битвы, а для наблюдений».

Подробнее читайте в №7/2022 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Александр Нефедов