В музее-усадьбе Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» стоит диван, на котором родился этот великий писатель. Правда, от самого дома, где это произошло, остался лишь памятный камень. Считается, что Лев Николаевич проиграл родительскую усадьбу в карты.

Семейные предания

Впрочем, обо всём по порядку. Строительство дома начал Николай Волконский, дед Толстого. Но закончить не успел – умер. Поэтому завершил его начинание отец писателя Николай. Дом получился просторный. Позднее сам Лев Николаевич писал, что в нём было 42 комнаты. В одной из них 28 августа 1828 года он и родился, став младшим в семье.

Когда умерла его мать Мария Николаевна, Льву не было и двух лет, в девять умер отец. Опекуншей пятерых детей стала тётя Александра Остен-Сакен, а после её смерти другая – Пелагея Юшкова.

В 1847 году Толстые поделили родительские имения между собой. Льву Николаевичу, как младшему, достался семейный дом в Ясной Поляне, в котором он обосновался, оставив учёбу в Казанском университете. Правда, не всё пошло так гладко, как он себе представлял: крестьяне с недоверием относились к начинаниям молодого хозяина. Возможно, поэтому он и отправился на военную службу в Крым, а затем – на Кавказ. Впрочем, существует и другая версия – горячая кровь. Мол, Толстой просто пустился во все тяжкие. Эта версия, кстати, объясняет его страсть к картёжной игре.

Страсть, передавшаяся по наследству

Вполне вероятно, что любовь к азартной игре передалась ему от отца. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона даже сказано о пагубном семейном увлечении: «Весело проведя молодость, Ник. Ильич проиграл огромные деньги и совершенно расстроил свои дела. 

Страсть к игре перешла и к сыну, который, уже будучи известным писателем, азартно играл и должен был в начале 60-х годов ускоренно продать Каткову «Казаков», чтобы расквитаться с проигрышем».

Писатель так увлекался картами, что тётя Татьяна Ергольская не раз умоляла его бросить азартные игры. К сожалению, безуспешно… Об этом свидетельствуют произведения, в которых Толстой не раз описывал карточные игры. Вспомнить хотя бы Долохова из романа «Война и мир». Причём картами писатель не ограничивался. Знаком он был и с рулеткой, и с китайским биллиардом.

Лев Николаевич честно пытался добиться того, чтобы фортуна повернулась в его сторону. В 1855 году оставил запись, где было сказано о том, что играл в карты с самим собой, чтобы вывести определённую закономерность и найти карты, с которыми чаще всего везёт.

Литературовед Юрий Лотман так описывал стиль игры писателя: «Часто... в куче карт на полу валялись и упавшие деньги, как это, например, имело место во время крупных игр, которые азартно вёл Н. Некрасов. Подымать эти деньги считалось неприличным, и они доставались потом лакеям вместе с картами. В шутливых легендах, окружавших дружбу Толстого и Фета, повторялся анекдот о том, как Фет во время карточной игры нагнулся, чтобы поднять с пола небольшую ассигнацию, а Толстой, запалив у свечи сотенную, посветил ему, чтобы облегчить поиски».

История эта вполне могла произойти на самом деле. Тем более, по словам очевидцев, именно так вёл себя писатель, играя в азартные игры типа штоса. Однако не стоит исключать и того, что она является выдуманной. Всё потому, что не раз обрастала удивительными подробностями, а имена игроков неоднократно подменялись. Например, на Алексея Толстого и Илью Репина.

«Не везёт мне в картах…»

Вернёмся к военной службе Толстого. Так как он был офицером, вечером часто перекидывался партией с сослуживцами. Играли, разумеется, на деньги. И долги молодого графа уже тогда росли как снежный ком.

В 1849 году Лев Толстой проиграл дворянину Орлову 1200 рублей. Денег у него не было, и пришлось попросить брата Сергея продать часть леса. Год спустя проиграл Владимиру Огарёву ещё большую сумму – 4000 рублей, на следующий год – 850 рублей офицеру Кнорингу, в 1852 году – 750 рублей. Выигрыши, если и были, то единичные.

О проигрыше 1852 года Толстой даже жаловался тёте Ергольской: «Летом в Старом Юрте все офицеры только и делали, что играли и довольно крупно… я не поддавался и крепко выдержал целый месяц. Но вот в один прекрасный день я шутя поставил пустяшную ставку и проиграл, ещё поставил и опять проиграл; мне не везло, страсть к игре всколыхнулась, и в два дня я спустил все свои деньги и то, что мне дал Николенька (около 250 р. сер.), а сверх того ещё 500 р. сер., на которые я дал вексель со сроком уплаты в январе 1852 года».

В 1854 году Толстой снова проиграл, на сей раз 3000 рублей. Именно в это время дом в Ясной Поляне и был продан помещику Горохову. А вот почему это произошло, говорят разное.

Продолжение читайте в №5/2019 журнала «Чудеса и приключения»

Юлия Скопич

Теги: , , , ,