Пока учёные спорят о способах проникновения в параллельные вселенные  и уточняют локации в космосе пространственно-временных тоннелей, всего в  паре часов  езды от центра нашей столицы уже несколько  веков  живёт своей неспешной, но чрезвычайно насыщенной жизнью, удивительная усадьба.  В её  истории и облике замысловато переплелись воплощённые фантазии и несбыточные мечты, судьбы людей и чудесные предания  – яркое свидетельство того, что трансформация окружающего нас  мира вполне подвластна воле человека.

Английский акцент

История этой усадьбы прослеживается с середины XVI века. Ей владели самые известные и влиятельные российские дворянские роды, полководцы и сановники. И все они стремились устроить жизнь здесь исключительно на свой лад, даже дворцы выстроить  по особенному  пристрастию.

Князь Борис Голицын -  «дядька царя» Петра I, оформил вотчину на «французский манер». Он так рьяно следил за строительными работами, что даже велел до смерти засечь батогами своего крепостного архитектора, получившего образование в Париже. И это не легенда, а факт, подтверждающийся эпитафией на могильном камне несчастного зодчего Василия Белозёрова. Он не угодил хозяину пропорциями и убранством изящнейшей церкви Рождества Богородицы и по прихоти сурового барина около стен злополучного храма нашёл своё последнее пристанище…

К концу  XVIII века представители нескольких поколений рода Салтыковых создали здесь роскошный ансамбль в стиле классицизма, оставив от прежних построек только церковь, но возведя еще одну, на свой вкус. Они даже для своих охотничьих собак построили два дворца! И всеми этими архитектурно-парковыми нововведениями искренне  восхищались гости усадьбы, ставшей очагом культурной жизни московского дворянского общества. На балах, концертах и спектаклях  с участием известных в ту пору европейских актёров и музыкантов бывали поэт Иван Дмитриев, мемуарист Филипп Вигель, легендарный Василий Львович Пушкин. Будущий официальный историограф Николай Карамзин сочинил даже водевиль «Только для Марфина», посвященный идиллическим отношениям между графом Салтыковым и его крепостными…

Очередные  владельцы – Орловы, одним из которых был Владимир Григорьевич – младший из пятерки знаменитых братьев – «екатерининских орлов», стали обладателями, говоря современным языком, усадьбы «проблемной». Да и как иначе, если осенью 1812 года здесь от души похозяйничали отступающие из Первопрестольной французы. Во время тотального разграбления Марфина солдат нисколько не смутили архитектурные мотивы  их родины в оформлении ансамбля…

Как это ни парадоксально, но именно французские мародёры  стали одной из причин  того, что в первой половине XIX  века в Марфино,  в противовес бытовавшей в России галломании воцарилась, совершенно диковинная для российской архитектуры той поры …английская готика. По заказу графини Софьи Владимировны Паниной, урождённой Орловой, модный в ту пору архитектор Михаил Быковский в 1830 – 1840-х годах на берегу реки со странным названием Уча создал, как гласит фундаментальный архитектурный каталог, «единственный в своём роде художественный ансамбль в своеобразных формах псевдоготики эпохи романтизма». Он удачно перестроил ампирный дворец Владимира Орлова, превратив его в типичный английский замок эпохи позднего средневековья.  И если вы никогда не были на берегах Туманного Альбиона или в юности зачитывались романами Вальтера Скотта – то приехать сюда непременно стоит: очаровательные готические здания, вся чудесная обстановка дворцово-паркового ансамбля на берегу пруда, охраняемого парой мистических грифонов,  хотя бы на миг перенесут вас из ближнего Подмосковья в далёкую Британию. Романтические беседки в парке, статуи и фонтан,  чудесный кирпичный мост, украшенный готическими орнаментами и суровыми щитами  крестоносцев, аналогов которому теперь не  отыскать ни в одном старинном английском городе — всё это хранит память по утраченному миру дворянского житья-бытья. А оно здесь, в Марфино, было особенным.

Борзые и чернокнижник

С усадьбой Марфино и её хозяевами связано много необычных историй, порой мрачных, чаще – удивляющих сумасбродностью характеров их главных «героев». Да и разве готический облик дворца, въездных ворот, моста, других построек — не самый зримый пример необузданной фантазии богатых владельцев имения?

Московский студент А.Львов был свидетелем того, как на рубеже XVIII –XIX веков развлекался охотой и пировал с гостями в Марфино московский главнокомандующий генерал-фельдмаршал Иван Петрович Салтыков. Юноша оставил любопытные «Записки». Из них мы узнаём, что после охоты – «потехи в отъезжем поле», в которой принимало участие 60 псарей с сотнями собак и несколько сот гостей верхом на графских скакунах, начинался грандиозный пир, на который приглашались и все крепостные. «Приветствия признательных крестьян оглашают воздух; бочки вина выкатываются для крестьян, — все пируют, — для них разливное море. Вдруг, при конце обеда, с балкона на веревках спускают к ним жареного быка, начиненного живыми птицами; крестьяне, разорвав его на части, дивятся живой начинке его; в это самое время с балкона сыплются медные деньги»…

Своим нынешним необычным обликом усадьба обязана Паниным, которые владели Марфиным до 1917 года. Ярким представителем этого рода был граф Никита Иванович Панин – дипломат, воспитатель Павла I, хитрый интриган и неутомимый любовник. Его племянник – Никита Петрович Панин, женился на Софье Орловой, которая родила ему десять детей. Он был одним из главных участников в деле заговора и убийства дядиного воспитанника и царствования Александра I и Николая I  провёл в суровой опале. Как пишет один из мемуаристов, «Склонный ко всему сверхъестественному и чудесному, он занимался в деревенской глуши изучением разных таинственных наук и магнетизма, причем результаты своих изысканий диктовал сыну Виктору Никитичу, исписавшему целые фолианты…». Магические манускрипты впоследствии как в воду канули. Кто знает, не лежат ли они до сих пор надёжно запечатанные в таинственных усадебных подземельях?…

Последней хозяйкой усадьбы была полная тезка устроительницы готического ансамбля Софья Владимировна Панина. Её судьба достойна пера романиста. Она одна из первых феминисток России и теоретик (да и практик) российского либерализма. Владелица несметного состояния и ненавидящая самодержавие «красная графиня» в начале прошлого века прославилась своей широкой благотворительной деятельностью. Была ещё и одним из руководителей партии кадетов, членом кабинета министров Временного Правительства. Заключённая большевиками в тюрьму, прошла суд Ревтрибунала и отделалась «общественным порицанием». Примкнула на Дону к Белому движению, долгое время  жила в Чехословакии, в годы Второй мировой войны организовывала помощь советским военнопленным. Несколько раз была замужем, но умерла бездетной в полной нищете и в одиночестве в Америке в возрасте 86 лет…

Волнующая книга

Известный искусствовед и знаток русской старины Юрий Шамурин,  посетив Марфино в начале 1910-х годов, когда усадьба была заколочена, оставлена Софьей Владимировной ради жизни в Северной столице, был поражён атмосферой, царившей тогда в заброшенном имении. Перед ним возникли таинственные видения, как в набиравшем тогда популярность кинематографе, ожили волнующие картины прошлого. До нас дошли отголоски этих впечатлений,  опубликованные в 1912 году: «…извне принесенный архитектурный облик, мрачный и немного романтичный, гармонирует со всей историей усадьбы; проходя по длинному коридору моста среди леса колонн, оборачиваясь, чтобы проститься с Марфиным, может быть навсегда, — видишь всё такое же мертвое озеро, насупленный дом; из-за деревьев вырисовывается белая церковь Белозерова, — становится жалко расставаться с Марфиным: здесь не было долгих и светлых впечатлений, но каждый уголок, каждое здание, каждый поворот дороги – всё это выразительно, всё волнует. Словно читаешь яркую книгу, захватывающую страшными, почти кошмарными образами…». Автору этих строк не суждено было еще раз окунуться в  в марфинскую атмосферу. Впереди его ждали фронты Первой мировой, ранения, два мучительных года в немецком плену, радостное, полное надежд возвращение в Россию и загадочная гибель накануне своего тридцатилетия в 1918 году.

Сталинский рай

В конце 1940-х годов усадьбы Марфино стала любимейшим местом отдыха и развлечений Василия Сталина, недолгая жизнь которого была очень яркой, а закончилась трагически: и тюрьмой, и сумой, и даже ссылкой. По воспоминаниям советского  футболиста, заслуженного мастера спорта Валентина Бубукина, который играл в команде, лично сформированной и опекаемой главным «сталинским соколом»,   «в сорока километрах от Москвы по Дмитровскому шоссе бывшее графское поместье Орловых-Па­ниных переоборудовали в санаторий для летчиков. Это была вот­чина Василия Сталина. В центральном особняке, где в свое вре­мя останавливался царь, теперь отдыхали простые советские ге­нералы. Мы же жили на псарне, но тоже шикарно. А в княжес­ком доме оборудовали столовую, где нас кормили как на убой. Посредине великолепного
озера был островок, так там для отды­хающих играл оркестр. Сталин-младший
привез из Германии специальный перекидной мост. Словом, Швейцария. Генерал
Василий иногда приезжал на своем кабри­олете. Когда он гнал по Дмитровскому
шоссе, милиция была в ужасе и только успевала перекрывать движение. Личного
шофе­ра по кличке Боцман он сажал рядом и проделывал путь от Моск­вы до Марфино минут за пятнадцать»...

Не менее любопытны свидетельства   Виктора Полянского, сына адъютанта генерал-лейтенанта  Василия Сталина В.С.Полянского в период, когда любимец «отца народов» командовал ВВС Московского военного округа: «Для В. Сталина в отдельном месте на уединенном берегу пруда был построен одноэтажный деревянный, оригинальный, очень уютный, на склоне откоса, выходящего к самой воде (можно было прыгать в воду из окна), домик. Но сам «хозяин» был в этом «гнездышке» лишь однажды. А так предоставлял право там отдыхать своим друзьям, которые этого хотели. Я знаю, что в этом доме отдыхали комдив из Кубинки генерал П. Чупиков, член Военного совета ВВС МВО В. Федоров (со своей любовницей — знаменитой певицей Большого театра Л. Масленниковой), Всеволод Бобров, заместитель командующего и его друг Борис Морозов. Короче говоря, «Марфино» — это был райский уголок, созданный В. Сталиным для личного состава авиации своего округа. Кому когда-либо пришлось там побывать во времена командования округом генерала Сталина, запомнят, по-моему, эти дни навсегда»…

Александр Нефедов, фото автора

Подробнее в 9/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 38 — 43

Теги: , ,