shutterstock_448813390

 

 

Подъезжая к Иерусалиму, вы непременно минуете большое поселение Абу Гош. Оно живописно раскинулось в Иудейских горах, где на вековых пластах библейской истории отпечаталась история христианства и ислама.

На месте современной деревни в начале XIX века располагался разбойничий стан шейха Абу Гоша, имя которого осталось не только в названии сегодняшнего поселения. Многочисленные потомки клана Абу Гоша традиционно носят его имя, хотя давно отошли от разбойного ремесла и ведут благопристойный образ жизни. Время коренным образом поменяло характер людей и самого селения, которое из разбойничьего гнезда превратилось в толерантный религиозный центр.

 

Гроза паломников стал их покровителем

Писатель и дипломат Андрей Николаевич Муравьёв писал о шейхе так: «Он и его соплеменники в богатых одеждах и вооружении проводят большую часть дня на распутии, грозно требуя кафара или дани от не имеющих фирмана (с каждого по 3 лева) и бакшиша или дара от снабжённых оным». Другие путешественники, кто с гневом, кто с юмором, тоже писали о лицемерии Абу Гоша, который представлял себя блюстителем порядка, занимаясь грабежом под видом проверки дорожных грамот. Будучи уверенным в своей силе и безнаказанности, он при бездействии властей творил беззаконие и произвол, по собственной воле распоряжаясь жизнью и кошельком ступивших на его территорию странников.

Разбой на дорогах начал раздражать власть, и Ибрагим-паша назначил Абу Гоша официальным охранником дороги и собирателем дани, чтобы иметь возможность его контролировать. В более поздних воспоминаниях русских путешественников Абу Гош предстаёт сидящим под раскидистой шелковицей, с кальяном и чашкой кофе в руке.

«Рыцарь с большой дороги» выглядит вполне довольным, восседая на роскошных коврах в богатой одежде, вряд ли сильно изменив образ жизни со сменой статуса грабителя на статус государственного служащего. Было известно, что в подчинении у него 10 000 человек, и что большая часть дорожного налога не шла в казну, а оседала в бездонных карманах Абу Гоша.

Под раскидистой шелковицей, которую непременно упоминают во всех воспоминаниях, государственный служащий Абу Гош, «экс-разбойник», распивает чаи с русскими дипломатами и путешественниками, превратившись из грозы паломников в их покровителя и защитника.

Русский путешественник Авраам Сергеевич Норов, благодаря знанию арабского языка, свободно общался с Абу Гошем. Он встречался с ним несколько раз, о чём повествует в своих записках. Последняя встреча с уже «бравым и могучим стариком» описана особенно забавно. «Нас ожидал ночлег в Кариет ел-Енабе, у властителя этого места Абугоша. Вымоченные дождём, мы были им радушно приняты и угощены на богатых коврах и мягких подушках. Нам был подан чай в европейских чашках, но хозяин признался нам, что у него нет русского самовара, и просил меня для пользы моих соотечественников и в память о себе снабдить его оным. Возвратясь в Россию, я исполнил его просьбу, присовокупив к самовару полный чайный сервиз, и получил от него благодарственное письмо, в котором он величает меня своим другом».

Заверения в дружбе и тёплый приём не обманывают Норова, знакомого с нравом шейха, и он рассказывает следующее : «Говорят, Абугош для своих подданных – жителей селения его имени – не перестаёт быть маленьким султаном в древнем духе и рубит им, под сердитую руку, головы». В ответ на некое, весьма деликатное расследование «…паше написали какие-то власть имущие, чтоб он оставил старика в покое; и Абугош по-прежнему принимает гостей под своей шелковицей и, может статься, распоряжается с бритыми башками подданных как придёт в его, тоже бритую, голову». Так мирно и спокойно закончил свой век один из самых известных разбойников Святой Земли.

Ирина Винокурова

Продолжение в №10, 2016 журнала «Чудеса и приключения»,стр. 6-11

Фотография — shutterstock.com ©

Теги: ,