В своём последнем романе легендарный писатель оставил уникальное художественное свидетельство о великой исторической тайне, к которой он оказался невольно причастен.

В 2021 году на государственном уровне будет праздноваться 200-летие со дня рождения сразу двух мэтров русской литературы – Фёдора Достоевского и Николая Некрасова. Однако в их тени оказался столь же «круглый» юбилей ещё одного писателя, чьё творчество сегодня не так известно, но в действительности куда более загадочно. Уж не потому ли, что он коснулся в своём творчестве темы, и в наши дни вызывающей кривотолки? Редакция журнала «Чудеса и приключения» не побоялась исправить историческую несправедливость и пригласила видного современного эксперта в области истории тайных обществ приоткрыть занавес над письменным столом несправедливо обойдённого вниманием литератора.

Костромской дворянин

Алексей Феофилактович Писемский родился 11 марта 1821 года в имении Раменье под Костромой. Несмотря на принадлежность к древнему дворянскому роду, семья была не из богатых, так что юноше пришлось пробиваться в жизни собственным талантом. Окончив Московский университет, он стал чиновником Палаты Государственных Имуществ. Служил сначала в Костроме, а потом в Москве, но это его тяготило, ведь мечтал он совсем о другом.

В 1847 году он ушёл со службы и очень скоро дебютировал в журнале «Москвитянин». Тогда же начинающий писатель женился на дочери Павла Свиньина – основателя знаменитых «Оте­чественных записок». Новые семейные обязанности потребовали возвращения на казённую службу, но литературного дела Писемский не оставил уже до конца жизни. Вскоре он стяжал заслуженную славу выдающегося рассказчика. Его произведения отличались богатством бытовых деталей и увлекательными поворотами сюжета. Красочный роман «Тысяча душ» прославил автора на всю Россию. Пьеса «Горькая судьбина» с оглушительным успехом шла на многих сценах, сразу выдвинув Писемского в ряд первых русских драматургов. К тому же он стал редактором популярного журнала «Библиотека для чтения».

В начале 60-х годов XIX века Алексей Феофилактович не уступал по значению Толстому и Достоевскому. Его имя гремело со страниц толстых журналов, а произведения моментально переводились на иностранные языки. Однако Писемский не примкнул ни к одному литературному лагерю своей эпохи, одинаково скептически относясь и к либералам, страшно далёким от народа, и к консерваторам с их идеализацией кондово-лапотной России. В ответ на его критику либеральная интеллигенция подвергла писателя настоящей травле. В результате он был вынужден оставить журналистику и вновь добывать себе кусок хлеба канцелярской службой.

В отместку Писемский написал роман «Взбаламученное море», в котором выставил революционное движение на посмешище, показав заносчивость и праздность его лидеров, вышедших из числа далеко не лучших представителей дворянства. Этим он подписал себе «смертный приговор» в мире литературного закулисья. Двери либеральных редакций захлопнулись перед ним навсегда. Критики соответствующего направления при редком упоминании его имени не скупились на унизительные эпитеты. Казалось бы, литературная слава Писемского должна была неминуемо закатиться, однако он, тяжело переживая случившееся, всё же нашёл в себе силы для нового творческого рывка...

Продолжение читайте в мартовском номере (№3/2021) журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Роман Нутрихин

Иллюстрация: Алексей Феофилактович Писемский. Художник Илья Репин. 1880 г.