Незримый фронт во время Великой Отечественной войны проходил по обе стороны фронта настоящего. И среди наших заклятых врагов там выискивались фигуры поистине дьявольские.

Лжепартизаны

К осени 1941 года Луга была наводнена немецкими разведывательными и контрразведывательными органами. В лужском крае Ленинградской области, на временно оккупированной территории, велась партизанская война. Она сковывала силы вермахта, рвавшегося к Ленинграду, уничтожала значительные силы группы армий «Север». Охранная дивизия СС «Полицай», полк дивизии «Бранденбург», группы тайной боевой полиции ГФП, три абверкоманды и шесть абвергрупп, подчинённых штабу «Валли», призваны были в зародыше уничтожать любое организованное сопротивление оккупантам.

В антипартизанские операции входило и создание лжепартизанских отрядов, которые дискредитировали бы народных мстителей.
Сначала в них включали лиц из белой эмиграции и военнопленных, но дела у этих «партизан» не пошли. Они не знали местность, а менталитет белоэмигрантов серьёзно отличался от умонастроений местных жителей.

Была дана директива: подобрать для лжепартизанских отрядов более подходящих лиц. В ход пускались подкуп, угрозы, выискивание самых тёмных мест биографии и шантаж.

Карьера Зверя

Так в поле зрения Абвера попал некто Игорь Решетников. Его отцом был лужский адвокат, согласившийся при фашистах стать бургомистром города. Сын же был представителем довоенной лужской «золотой молодёжи». Веря в свою исключительность и отцовский авторитет, Гарик обзавёлся наганом, совершил кражу в школе и, несмотря на все старания отца, на три года отправился за решётку. До июня 41-го.

С приходом оккупантов раскрылись все его криминальные таланты. Вместе с уголовником Александром Мартыновским он создал банду и начал по ночам грабить тех, кто, как он считал, «припрятал добро».

Задержанный немецким патрулём, был доставлен в комендатуру. Офицер-вербовщик заявил, что его ждёт виселица. «Спасти тебя может только служба всей вашей группы на благо рейха».

По замыслу Абвера, банда должна была выдавать себя за партизан, пришедших на территорию Лужского района из других мест. На деле же эти подлецы, вооружённые советским оружием, одетые в красноармейскую форму, жестоко расправлялись с патриотами, вызывая ненависть населения к настоящим партизанам. За ними потянулся кровавый след.

Под Новоржевом банда наконец-таки попала в засаду партизан. И всё же Мартыновскому и Решетникову удалось скрыться.

После освобождения Пскова битое воинство откатилось к Риге. Здесь Решетников и решил, что хватит ему делить власть со своим лужским подельником, – и хладнокровно застрелил Мартыновского, его сына, жену и тёщу.

Присвоив совместно награбленное золото, Зверь (так его за глаза называли в отряде) объяснил своим хозяевам: мол, Мартыновский хотел сдаться Советам. И не только не был наказан за самосуд, но и получил звание штурм­фюрера СС (капитана) и стал командиром роты диверсионной группы «Ваффен-СС-Ягдфербанд», общее командование которой осуществлял гитлеровский диверсант № 1 Отто Скорцени.
«Ваффен-СС-Ягдфербанд» создавался Гиммлером в самом конце войны для десантных операций по захвату и уничтожению в тылу противника особо важных военных объектов или лиц командного состава. За свои заслуги матёрый гитлеровский преступник Скорцени был у Гитлера на особом счету.

Улизнул как всегда

В январе 1945 года рота эсэсовцев под командованием Решетникова была наголову разбита бойцами 5-й танковой армии около польского города Иновроц­лава. И снова какие-то дьявольские силы помогли ему скрыться! Остатки разбитой роты были допрошены в плену – и вот тут-то нашим контр­разведчикам стало известно о существовании «Ягдфербанда» и Решетникове как командире одного из его подразделений.

В начале мая 1945 года, когда гарнизон Берлина уже сложил оружие, на одном из аэродромов Чехии грузился в самолёт спецназ СС под командованием всё того же Зверя-Решетникова: должна была начаться разработанная Скорцени операция по захвату Иосипа Броз Тито, возглавлявшего партизанское движение в Югославии.

Эсэсовцы просидели в самолёте два часа, после чего Скорцени заявил, что общее командование утрачено и каждый должен спасаться самостоятельно. После чего двинулся в Австрию.

Туда же подался и Решетников. Он не был столь крупной фигурой, как Отто Скорцени, и в суматохе победных дней это помогло ему затеряться под фамилией Чернов.

Александр Обухов

Фотография ©Shutterstock.com

Продолжение читайте в журнале «Чудеса и приключения» №6/2020