Mniszkowa, Marina FьrstinВсё сходилось. На сундуке лежала «Оккультная философия», а на книге жёлтым огнём горел кулон с цитрином на золотой цепи.

 Дочь польского воеводы Ежи Мнишека Марина (1588—1614), ставшая женой самозванца Лжедмитрия I, а затем и Лжедмитрия II, вписалась в историю нашей страны как активная участница трагических событий, названных Смутным временем.

Почему «ясновельможная паненка» очертя голову ринулась в далёкую Московию? Она без ума была от Лжедмитрия, которого современники описывали как «карлика с большой бородавкой на лице, причём левая рука у него короче правой»? Или, как выражался классик, «…она его за муки полюбила, а он её за состраданье к ним»? Всё было гораздо прозаичнее. Стать женой беглого холопа (или чернеца) дочь воеводы решилась, проанализировав вместе с отцом реальность его шансов утвердиться на троне. Несметные сокровища Руси влекли её, и она их, хотя и ненадолго, заполучила.

 Быть беде!

Внезапная смерть Бориса Годунова открыла мнимому Дмитрию дорогу на Москву. Помазанный на царство патриархом Игнатием под именем царя Дмитрия Ивановича, самозванец тотчас же отправил в Польшу дьяка Власьева для совершения обряда обручения perprocura («через представителя»). Подарки, вручённые невесте от венценосного жениха, превзошли все ожидания. Летопись перечисляет их: «Подарено было: драгоценный камень «Нептун», стоимостью в шестьдесят тысяч рублей; чарка гиацинтовая почти той же цены; большие часы в шкатулке, сделанные с удивительными затеями: с трубачами, с барабанщиками и другими украшениями тонкой работы, которые звучали каждый час; перстень с большим бриллиантом; пряжка в виде большой птицы с алмазами и рубинами; кубок с драгоценными каменьями из червонного золота; портрет богини Дианы, сидящей на золотом олене; зверь с крыльями, украшенный золотом и каменьями; серебряный пеликан, достающий своё сердце для птенцов; павлин с золотыми перьями; несколько жемчужин в форме больших мускатных орехов, а других жемчужин весом 4018 лотов». (Лот – мера веса, равная 1/32 фунта. Если учесть. что фунт равен 410 граммам, то жемчуга было подарено свыше 51 килограмма!) Раз такие подарки были преподнесены при заочном обручении, то что ожидало невесту в России?

3 мая 1606 года Марина Мнишек в сопровождении огромной свиты прибыла в Москву. 6-7 мая состоялись свадьба и коронация Лжедмитрия и Марины. Хотя эти обряды проходили по православным традициям, но всё же были допущены большие отступления, которые бросились в глаза боярам, а назавтра о них знала вся столица. Так, при помазании Марины на царство над её головой была вознесена шапка Мономаха, являвшаяся венцом царей, а не цариц. «Быть беде», – зашептали бояре. Ну а более всего их возмутило, что ни царь, ни царица не приняли святого причастия. «Царь у нас подменный. Он в Польше продал бесам душу и написал им кровью рукописание. Бесы обещали его сделать царём, а он им обещал от Бога отступиться», – заговорили на Москве.

По желанию «Дмитрия Ивановича» на свадьбу ни с того ни сего были приглашены лопари с далёкого Севера, всегда слывшие на Руси колдунами. Ведь это они не так давно напророчили смерть Ивану Грозному – «отцу» нынешнего царя. «Ой, что-то будет», – шептали бояре, видя, как царь собственноручно подносит им кубок с мёдом. Но больше всего их «добило» то, что царь и царица ели какой-то «рогатиной». Так пировавшие назвали вилку, впервые увидя её в руках царицы. С этого свадебного пира москвичи стали называть царицу не иначе как «Маринка-еретица», «безбожница» и «колдунья». И что самое интересное, они были недалеки от истины.

 В Польшу из пушки

Что же касается самой Марины Юрьевны (её отец Ежи Мнишек на Руси стал именоваться Юрием), то она буквально купалась в золоте. Супруг подарил ей огромный ларец с драгоценностями стоимостью в пятьсот тысяч рублей. Не обошёл он своими вниманием и тестя, которому перепало сто тысяч золотом. Трудно даже приблизительно подобрать нынешний денежный эквивалент всему этому добру.

Однако купаться в роскоши, чувствуя себя владелицей огромной страны, новоявленной царице пришлось всего ничего – десять дней. 17 мая 1606 года мнимый Дмитрий был убит взбунтовавшимися москвичами, обозлёнными бесчинствами шляхты из окружения царицы и её отца. Тело самозванца закопали в «убогом доме» (на кладбище для безродных и нищих) за Серпуховскими воротами. Обстоятельства погребения ещё больше утвердили жителей столицы в том, что «прельстивший их Дмитрий» связан с нечистой силой. Говорили, что когда тело бывшего царя поволокли к Серпуховским воротам, над Москвой пронеслась ужасная буря, повалившая деревянную стену у Калужских ворот. Многие припомнили, что такая же буря поднялась при торжественном въезде Лжедмитрия в Москву. Ну а дальше – больше. Над могилою «расстриги» стали подниматься из земли голубые огни. Когда же тело убитого закопали ещё глубже, оно оказалось на следующий день перенесённым на четверть версты от «убогого дома». Чтобы навсегда покончить с наваждениями колдуна и чародея, власти приказали вырыть останки Лжедмитрия, вывезти в селение Нижние Котлы, сжечь, зарядить прах в пушку и выстрелить в сторону Польши, откуда пришёл этот загадочный человек.

В августе 1606 года новый царь Василий Шуйский повелел поселить всех Мнишеков в Ярославле, где отец с дочерью прожили под стражей до июля 1608 года. Именно это время запечатлено на картине М.П. Клодта, которую непосвящённые зрители часто относят к годам последнего заключения бывшей царицы. Всё то, что происходило с Марией Мнишек на Руси, нашло своё отражение в так называемом «Дневнике Марины Мнишек», который вела не она сама, а шляхтич из её окружения. Автор дневника делал не только подённые записи, но и был самым доверенным лицом венценосной авантюристки, с которым она обсуждала даже то, что не знал её отец.

По кратковременному перемирию с Польшей, подписанному в 1608 году, Мнишеков отправили на родину. Особо оговаривалось, чтобы Марина больше не именовалась русской царицей. Однако судьба подарила ей ещё один шанс, которым авантюристка не преминула воспользоваться. На Руси появился новый Лжедмитрий – второй.

 Новый муж – новое богатство

О нём так же, как и о его предшественнике, мало что известно. Говорили, что этого «чудом спасшегося Дмитрия» звали на самом деле Богданом и начинал он свою «царскую карьеру» писарем при Лжедмитрии I. После убийства первого самозванца Богдан бежал в Могилёв, а затем объявился в Стародубе, где местные жители увидели в нём спасшегося царя. На то, что он был новым ставленником Польши, указывало присутствие при «царе» делоуправителя Валавского и военачальника Рожинского. В историю же Смутного времени Лжедмитрий II вошёл под именем «Тушинский вор», так как своей резиденцией он избрал подмосковное село Тушино, располагавшееся в то время в семнадцати верстах от столицы. С прибытием туда казаков под командованием атамана Ивана Заруцкого войска смутьянов возросли до ста тысяч пехоты и конницы. Это была серьёзная сила. Сюда, вместо Польши, и направилась Марина Мнишек.

Александр Обухов,

член-корреспондент Петровской академии наук и искусств (СПб)

 Продолжение в №8 журнала «Чудеса и приключения», стр. 24-28

 

Теги: , , , ,