Если взять смесь для изготовления фарфора, подмешать к ней немного европейского сюрреализма и буддийского созерцания, то, пожалуй, это и будет разгадкой рецепта популярности Джонсона Цанга, скульптора из Тайваня. Однако повторить созданную им ожившую красоту невозможно.

 Одна из главных особенностей Тайваня – смешение культур. На этом острове Запад и Восток образовали удивительный сплав традиций и технологий, созерцания и шоу. Скульптор Джонсон Цанг своим творчеством демонстрирует результат этого культурного феномена. Основа работ мастера – классический восточный фарфор. Всем известна, к примеру, ваза с драконами – своего рода культурный штамп. У тайваньского скульптора он превращается в динамичную композицию, где дракон вырывается из вазы, хочет её задушить и, одновременно, умчаться прочь. И традиционные чашки и блюдца Джонсона Цанга оживают, превращаются в лица, приобретают форму руки, кажется, даже расплёскивают жидкость.

Скульптор никогда не ставит свои работы «на конвейер», каждая – уникальна. Не удивительно, что за ними ведут охоту самые опытные галеристы и коллекционеры. На протяжении уже двадцати лет скульптор продолжает поражать поклонников своего творчества всё новыми шедеврами. Выставки Джонсона Цанга проходили в Корее, Испании и Швейцарии. Он неоднократно становился обладателем престижных наград и премий. Одна из последних серий его работ – смешные пупсы, кажущиеся то ли нереально прекрасными младенцами, то ли ангелочками с картин эпохи Возрождения, — стала своеобразным культурным символом, узнаваемым в любой точке планеты. Смешные, трогательные и ироничные детки-ангелочки… Однако вопросы, которые всем своим беззащитным обликом нет-нет да и задают эти скульптурные пупсы, не так просты. Для ответа приходится заглянуть в самого себя чуть глубже, чем иной раз хотелось бы. Может, это тоже одна из разгадок таланта мастера – он заставляет нас перейти ту черту знаний о мире, за которой мы видим себя совсем не в розовом свете.

Теги: , ,