Охотились люди с древнейших времен. Причём все и всегда – от простолюдина до царственных особ. Но если для первых охота была рутинным ремеслом, необходимым для выживания, то царская охота превращалась в красивое театрализованное зрелище, которому участники предавались исключительно для развлечения. В выезд на охоту вовлекался весь двор. Гончие, лошади, егеря, придворные дамы в специальных костюмах для верховой езды... Особым шиком царской охоты считались выдрессированные соколы, восседавшие на расшитых золотом перчатках сокольничих.

Однако мало кто знает, что сокол – не единственная охотничья птица. При дворе Карла I (1625–1649), большого любителя всевозможных забав на свежем воздухе, существовала специальная должность – магистр королевских бакланов. Странная должность… Но как оказалось, охота с бакланом – древнейший способ охоты. Своими корнями он уходит в Китай. Карл I узнал о нём от миссионеров-иезуитов, посещавших Поднебесную. В то время Европа переживала расцвет торговых связей со всем миром, и, скорее всего, вместе с импортируемыми из Китая шёлковыми тканями и керамикой на глаза монарху попались китайские росписи с сюжетами, демонстрировавшими это непривычное действо. И он тоже захотел… Но королевские династии Европы расцветают и уходят в историю. Вместе с ними ушли в учебники истории и королевский сокольничий, и магистр королевских бакланов.

А вот в Китае, который славится многовековыми традициями, этот способ жив до сих пор. В провинции Гуанси и сейчас добыча рыбы с бакланами считается одним из национальных достояний. Первые же упоминания о ней относятся к XIII веку. За это время созерцательный восточный менталитет превратил простое ремесло в обряд, посмотреть который приезжают туристы со всего мира. Правда, главные герои тут не царственные особы, а несколько семей рыбаков, передающих из поколения в поколение все тонкости этого искусства. Ну и конечно же, сами птицы.

Специально обученные бакланы восседают на особых насестах, закреплённых на бамбуковых лодках. На одном насесте восседает пара птиц. Как правило, это семейная пара. Лодка – их дом, и живут они на ней 15–20 лет. Китайцы очень бережно относятся к птицам и дорожат ими, ведь выучить достойных помощников довольно сложно. Ловить рыбу бакланы умеют и сами, но вот приносить в лодку и отдавать свою добычу человеку – навык, которому не так просто научить. Для того чтобы птица не глотала пойманную рыбу, на её шею надевается специальное кольцо. Дышать и глотать мелкую рыбёшку оно позволяет беспрепятственно, а вот съесть крупную уже не получается. Сидящий в лодке хозяин бакланов специальным шестом вылавливает птицу, сажает в лодку и забирает добычу, награждая пернатого охотника мелкой рыбкой.

Выдрессированный баклан уже не нуждается в кольце и сам приносит крупную рыбу хозяину. А если попадается особо крупная, то человек помогает своему подопечному специальным сачком. За один выезд лодка, на которой несколько насестов и до двух десятков птиц, может добыть до 300 кг рыбы. Причём баклан способен найти и поймать добычу даже в темноте и в мутной воде. Он может достать как речную рыбу, так и морскую камбалу с самого дна. Для ночной ловли лодку освещают специальными фонарями или корзинами с углями, которые свисают с лодки на длинном шесте, чтобы не случился пожар.

Лодка, подсвеченная древними светильниками, рыбак в национальной одежде, в которой за последние несколько веков почти ничего не изменилось... Ну разве что появились резиновые сапоги. И птицы, гордо сидящие на насестах бамбуковой лодки на фоне живописных китайских гор. Туристы готовы преодолевать тысячи километров, чтобы своими глазами увидеть такую самобытную красоту и сделать снимки, рассказывающие о том, что и сейчас кое-где сохранились традиции, по своей красоте не уступающие царской охоте. Ну и конечно, отведать рыбы, добытой столь необычным способом. Редкий король мог этим похвастаться. Разве что Карл I. Да и тот – очень давно. 

Сергей Смертин

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в апрельском номере (№4, 2016) журнала «Чудеса и приключения»