Дауншифтерами сегодня называют людей, которые вполне сознательно отказываются от сулящей почёт и уважение высокой должности в пользу незаметной и менее денежной работы простого служащего, а то и просто уходят из фирмы, предаваясь элементарному ничегонеделанью. Однако нельзя думать, что все дауншифтеры лентяи и бездельники, чуждающиеся любого труда. Многие из них продолжают трудиться, но уже не на чьё-то предприятие, а на самого себя в сферах, не требующих чрезмерного напряжения и погони за прибылью. Другими словами, дауншифтеры напрочь отказываются от общепринятых стандартов, предполагающих возможность карьерного роста, упрощая всё своё существование до возможного минимума.

Высшее благо – праздность?

Несмотря на то что представление о дауншифтинге появилось только в конце прошлого столетия, такого рода умонастроения существовали всегда. Однако эпоха и культура народа, в которой находился потенциальный противник честолюбия, всегда накладывали определённый отпечаток. Так, например, более двух тысяч лет существует понятие эпикурейства, сторонники которого высшим благом считают праздность с избавлением от тревог и физической боли. Но, поскольку эпикурейство сосредотачивается исключительно на идеях изнеженности и наслаждений, это никак не соответствует понятию современного дауншифтинга.

Как известно, самым первым дауншифтером был древнегреческий философ Диоген, который жил в бочке, но не потому, что у него не было средств к существованию, а по причине убеждённости, что всякого рода удобства привязывают человека к вещам, чего быть не должно. По той же причине философ отрицал семью, собственность и даже нормы поведения. Существует легенда, согласно которой Александр Македонский, узнав о странном отшельнике, подошёл к его бочке и участливо спросил: «Что бы ты хотел получить от меня?», на что престарелый философ, раздражённо махнув рукой, ответил: «Я хочу, чтобы ты не загораживал мне солнце». В свою очередь Александр, утомлённый походами и государственными делами, с сожалением произнёс: «Если бы я не был царём, то хотел бы стать Диогеном».

Короли и капуста

Другим известным дауншифтером являлся римский император Диоклетиан, который отказался от трона на вершине своей славы. Считается, что Диоклетиан был хитрым и проницательным человеком. Он предвидел неустойчивость своей власти, от которой он порядком устал, а также свою возможную смерть на троне, что впоследствии и случилось с его преемником. А когда бывшие соратники явились в его усадьбу, чтобы уговорить Диоклетиана вернуться к правлению, то он ответил им своей знаменитой фразой: «Если бы вы видели капусту, которую я выращиваю, то вы бы не стали меня уговаривать».

Как известно, спустя полторы тысячи лет в аналогичном положении оказался и советский руководитель Н.С. Хрущёв, который выращивал капусту и помидоры на своей тщательно охраняемой даче. Однако «наш Никита Сергеевич», как до этого называли Хрущева в советской прессе, отказался от всех высших постов не по своей воле, а, как сообщали те же средства массовой информации, «по состоянию здоровья».

Отречение во имя духовной цели

Сознательное отречение от карьеры, богатства и славы происходило не только по философским или политическим причинам, но также и по религиозным или духовным.

Ярчайший пример – жизнь Гаутамы Будды, который, будучи принцем, отказался от семьи и наследуемого трона, начал жить подаянием как последний нищий, посвятив всё своё время поискам смысла бытия. И вот как-то в результате длительной медитации в укромном месте на него нашло озарение в виде Четырёх Благородных Истин: человеческая жизнь – это неизбежное страдание, но имеется путь, как от этого страдания освободиться, и он его знает. Это так называемый Восьмеричный Путь, суть которого заключается в избегании крайностей аскетического самоистязания или стремления к богатству и наслаждениям.

Много позже к подобным мыслям пришёл и другой религиозный дауншифтер, известный под именем Франциск Ассизский, который, строго следуя канонам католической церкви, сделал вывод, что человечество в значительной степени отошло от идей Христа, зациклившись на идеях богатства и роскоши, причём это касается не только мирян, но и монастырей, которые превратились из поборников христианского смирения и воздержания в крупных собственников. Однако Франциск не был революционером и реформатором церкви, а поэтому, внутренне отрекшись от мира, проповедовал бедность, любовь и покаяние.

Аркадий Сурин

Фотография: Shutterstock.com

Продолжение читайте в №5/2018 журнала «Чудеса и приключения»